Вверх страницы
Вниз страницы

Fables Within

Объявление

ОЧЕНЬ ЖДЕМ:Джека Хорнера, Волчат и Принца Чарминга
МЭРИЯ ГОРОДА ИГРОВОЕ ВРЕМЯ:
июль 2015
Добро пожаловать на ролевую игру по комиксам «Fables», где герои сказок и легенд живут рядом с обычными людьми. Вы можете подробнее ознакомиться с сюжетом в соответствующей теме, или задать вопрос в гостевой.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables Within » Глава третья: День Памяти » [05.06.2015] Live without your sunlight, love without your heartbeat


[05.06.2015] Live without your sunlight, love without your heartbeat

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата: 5 июня 2015 года
Место и время: Ночь, Ферма, Под Холмами
Участники: Snow White, Ned Silver
Описание: Мало что может больше взбесить эльфийского короля, чем незваные гости, которые бродят по его землям, выбивают зубы его гончим и вообще ведут себя непорядочно.

[audio]http://pleer.com/tracks/943230BS1y[/audio]

+2

2

Если бы Сноу провалилась в кроличью нору, расположенную прямиком под дольменом, она бы ничуть не удивилась. Но на кроличью нору место, где она оказалась, было похоже меньше всего.
Она находилась посредине узкого темного коридора, казавшегося бесконечным. Поворот, еще один и еще – Сноу шла со всей возможной осторожностью, опираясь рукой о стену, и никак не могла понять, где же она оказалась. Вот под пальцами ощущается толстая шершавая кора, вот – гладкая поверхность камня, покрытого мхом, которую тут же сменяют побеги плюща, и почти сразу же – деревянная обшивка, из тех, что бывают у парусников. Редкие проблески света сбоку и над головой – что это, масляные лампы или светлячки? Где-то на периферии слуха звучала музыка, и с каждым шагом, каждым новым прикосновением и переменами вокруг она также менялась, как будто здесь, в этом мире, любой звук имел свой цвет и запах, каждый предмет – будь то дерево, камень или юркая ящерица, скользнувшая в щель между тяжелыми плитами, были связаны друг с другом в единый нотный стан.

Будь Белоснежка самой обычной девушкой из нормалов, возможно, она бы даже испугалась столь внезапной телепортации. Но так как за несколько столетий ей случалось приходить в себя в самых неожиданных местах и позах – во дворце султана, в невольничьем караване в кандалах и даже в гробу, то происходящее вызывало в ней лишь некое легкое беспокойство. Честно говоря, в настоящий момент ее намного больше волновала судьба сестры – если Розочка оказалась где-то здесь, она со своим буйным нравом мозгла вызвать значительное недовольство хозяев замка, а те – судя по свое адских гончих, шастающих в округе и без того миролюбием не отличались.

Как бы то ни было, скрываться особого смысла сейчас не имело. Весь снежкин – не слишком богатый по сравнению с опытом Фрау – багаж знаний подсказывал, что в таких доменах их владелец знает о незваных гостях задолго до того, как они ступят на порог его дома.
- Хэйя? – Сноу осторожно подала голос, он разнесся эхом под каменными сводами, лампы-светлячки над головой засияли ярче… и коридор оборвался. Теперь экс-принцесса стояла у входа в огромный зал, со стволами-колоннами и лианами-балюстрадами. Прямо перед ней выстроились цепью кариатиды, но черты их лиц были скрыты золотисто-зеленой листвой, и вообще Сноу не могла поручиться, что видит именно статуи, а не причудливую игру света в кронах деревьев.

+2

3

Что есть реальность? Майлз, он же Нед Сильвер, он же Нуаду Среброрукий, всю свою долгую и интересную жизнь полагал, что реальность есть следствие его желаний. А потому считал её чем-то весьма зыбким и переменчивым, что его, впрочем, никогда не расстраивало. Среброрукий никогда не принадлежал к породе существ, которые любят стабильность. Но некоторые его поступки вызывали недоумение даже у родственников. Ну, тех, кого условно можно было таковыми назвать. К примеру, его приключения в роли капитана пиратского судна. О, о них даже люди писали. правда, как всегда бывает у людей, половину забыли, а другую половину переврали, но сам факт! Среброрукий долго смеялся, читая о деяниях Джона Сильвера. Надо же, умудриться перепутать руку с ногой, а серебро с деревом. Впрочем, насчёт попугая они не ошиблись. Жаль только, что никто не знал, что тем попугаем был один изрядно рассердивший Среброрукого капитан, павший жертвой собственной заносчивости. Ему бы вовремя сообразить, кто перед ним, да не будить лихо, точнее тягу эльфийского отродья к спорам и розыгрышам. Но нет, куда там. Вот и пришлось доблестному моряку провести остаток дней в пёстром оперении, восседая на плече Нуаду, который к нему даже в каком-то роде привязался, никогда не отказывая новому любимцу в порции орехов и фруктов. А под настроение он даже чесал попугая по горлышку указательным пальцем, с добродушной улыбкой наблюдая, как птица замирает, в любой момент готовая к тому, что ей свернут шею.

Славные были деньки, что и говорить. А вот в последнее время Среброрукий всё чаще предавался меланхолии. Даже у существ вроде него иногда наступает то гадкое и мутное, как грязное стекло, состояние, в котором никак не придумаешь, чем же тебе заняться. Даже слуги раздражали, поэтому в один момент Среброрукий, будучи в особенно дурном расположении духа, наслал на них всех невидимость. Это несильно улучшило его настроение, да и на порядке в замке сказалось не лучшим образом, но пока что Нуаду полагал, что недостаточно успокоился, чтобы снять проклятье.
Определённо, мироздание решило, что это самый подходящий момент для того, чтобы в тонкой ткани, разделяющей измерения, случились очередные разрывы и завихрения, а его замок провалился чёрт знает куда. То, что он уже не в своём мире, Среброрукий почувствовал сразу же. Равно как и то, что к нему заявились какие-то незваные гости. Он прошёлся туда-сюда по своим тёмным покоям, коснулся в задумчивости маленьких осколков зеркал, висевших в воздухе и издававших лёгкий перезвон. И улыбнулся. Гости это хорошо. Новые существа, новые идеи, новый шанс развлечься. От меланхолии не осталось и следа.

Среброрукий медленно шествовал по коридорам, напевая незамысловатый мотивчик, моментально разносящийся по всем помещениям. Замок был живым, он был связан с Нуаду и моментально реагировал на любые изменения настроения и фантазии своего господина. Где находится незваный гость Нуаду тоже чувствовал, как чувствовал бы травинку, щекочущую его нос. Достаточно было всего лишь коснуться стен и прислушаться.
Зал с кариатидами был одним из его любимых. Сумрачный, пахнущий влажным мхом и горьковатой сухой дубовой корой, он был произведением искусства и местом, где Среброрукий обычно устраивал балы, когда на него находило желание танцевать и музицировать. Высокие и тонкие фигуры дев, поддерживающих теряющиеся в вышине своды, были едва намечены, но причудливая игра света придавала им не только красивые и немного вычурные позы, но и выражения лиц - весёлые, задумчивые, грустные, озорные и даже сердитые. Стоило немного изменить направление света - лица и позы менялись как по волшебству.

Нуаду остановился в тени переплетённых ветвей, скрытый от глаз пришелицы. Он замер, неотличимый от окружающей обстановки, изучая молодую женщину, стоящую посреди зала.
Она была красива, вполне в его вкусе. Впрочем, его вкус вообще был довольно разнообразен, и Нуаду полагал себя открытым и довольно прогрессивным ценителем прекрасного во всех его проявлениях, не привязывающимся к определённому типу. А ещё эта женщина была не только красива, но и достаточно отважна - Среброрукий не видел на её лице ни слёз, ни паники, ни гримасы страха. Это хорошо. Даже очень хорошо. Хотя, конечно, сам факт вторжения в его святая святых без его же дозволения возмущал.
Нуаду наконец вышел к ней - его костюм изменился по щелчку пальцев, и теперь он был одет в чёрную рубашку и чёрные же штаны. Пряжка ремня блестела причудливой серебряной вязью поверх чернения, на серебряной же руке была тёмно-серая замшевая перчатка, плотно её облегающая. В ушах Среброрукого позвякивали серьги, а длинные тёмные волосы свободно падали на плечи. Когда-то в одном мире он видал такую одежду и посчитал, глядя на то, как выглядела женщина, что ей она тоже должна быть знакома.
- Удивительно, что вы даже не постучали входя сюда, леди.
Нуаду добавил своему голосу резковатых ноток ирландского акцента, исключительно ради дополнения образа. Он мог говорить на любом языке как на родном, но в акцентах, как и в небольших несовершенствах вообще, есть своя привлекательность.
Он улыбнулся, обнажая небольшие, но острые клыки. Вряд ли его улыбка могла кого-то расположить сама по себе, слишком уж холодной она была, если Среброрукий не прилагал никаких усилий для того, чтобы понравиться. Вот и сейчас он совершенно не спешил делать этого.
- Надо полагать, ваш визит сюда не носит праздный характер, как это часто бывает со смертными?
Нуаду продолжал изучать пришелицу, скрестив руки на груди и в задумчивости постукивая чёрными когтями по своему плечу.

Отредактировано Ned Silver (2015-06-23 01:53:23)

+2

4

Эльф возник ниоткуда – как будто то этого он являлся частью кариатиды или тени под сплетением белесых ветвей. То, что стоящий перед ней мужчина был из народа Дану, Сноу не сомневалась, хоть и давным-давно не видела никого из них. Но клыки, острые уши, и это неповторимое ни с чем не сравнимое гостеприимство – все это объясняло и невесть откуда взявшийся замок посреди Фермы, и вересковые холмы, надежно скрывшие плодородные поля, над которыми столько трудилась ее сестрица со своими четвероногими подчиненными.

А значит, Сноу надо быть предельно осторожной в своих словах и поступках. Высокий народ – это даже не Фрау со своим запасом проклятий, супа из чересчур наглевших когда-то в человеческом облике жаб и бесконечного запасов булавок под языком. Фрау была «своей», с понятной и предсказуемой логикой поступков, с вечным разменом гейсов на кровь, крови на золото, и всего вышеперечисленного – на невозможность спокойно спать по ночам. Что же касается Туата Де Дананн – они были чужаками даже по меркам Сказаний со своим десятком смыслов на каждое брошенное слово, со своими десятками масок, под которыми – ты никогда не мог быть уверен, что видишь их истинный облик. А еще им было, по большей части, наплевать на Маскарад, осторожность и любые правила, установленными не ими самими, так что от нашествия толп простаков Ферму спасала только замкнутость и отчаянная нелюбовь высших ши ко всему, чего хоть как-то касался нормальский мир.

В последнем хотя бы Белоснежка их могла понять – на всю историю стычек людей и эльфов, отступивших с Родных Земель могло уйти немало томов Большой Британской Энциклопедии, да вот только записывать эту летопись было практически некому – эльфы не любили увековечивать историю своих поражений, а век нормалов был слишком короток, да и не все из них в те времена умели писать.

- Отнюдь, сэр. Я бы даже не сказала, что нахожусь здесь по собственной воле. – мисс Уайт прищурилась и подобралась, стараясь следить за каждым движением незнакомца, словно от эльфийских заклятий ее мог спасти прыжок в сторону или бегство. – Пожалуй, это можно охарактеризовать как то, что я… заблудилась в ваших владениях, которые очень некстати оказались прямо посреди земли, принадлежащей нашему городу, и была бы крайне признательна, если бы вы показали мне дорогу обратно. – поспешно добавила она.
Правила приличия твердили о том, что стоило бы представиться, но называть свое имя эльфу у Сноу по сотне причин не было ни малейшего желания.
- Вы можете называть меня мисс Уайт – после секундной паузы вывернулась она. – А как мне называть вас, сэр?

+2

5

- Мисс Уайт, - повторил Среброрукий, перекатывая имя на языке как капельку родниковой воды. - Я вижу, вы знаете некоторые хитрости нашего народа и не сообщаете мне своего настоящего, полного имени.
Он улыбнулся. Вполне добродушно, потому что несмотря на неожиданное вторжение в его владения, он не желал этой молодой женщине зла. Помилуйте, да когда он вообще желал кому-нибудь зла? Дело-то всего лишь в том, что не все и не всегда понимают его шутки и забавы. И переживают их.
- Похвально, похвально, мисс Уайт. Меня вы можете называть Среброруким.
Он стянул перчатку, на пару мгновений демонстрируя пришелице серебряную руку, затем снова надел её. У Среброрукого было слишком много имён, а истинное, как водится, было спрятано так глубоко, как это вообще было возможно. Его он не назвал бы никогда и никому.
- Я не в обиде на вас за то, что вы нарушили покой этого места. Даже больше, в чём-то я вам благодарен. В последнее время здесь стало так скучно и предсказуемо. Это всегда случается, когда долго нет гостей. Будете моей гостьей, мисс Уайт?
По мановению руки в зале стало светлее, маленькие искристые огоньки спустились прямо к девушке и украсили её волосы словно корона.
- Не сочтите за навязчивость, но я стосковался по общению и занимательной беседе. В обитаемых мирах столько всего происходит, а мы здесь совершенно оторваны от них и давно не получали новостей. Не откажите мне в милости, дорогая мисс Уайт, побеседуйте со мной. Я не отниму у вас много времени. Вы даже не заметите, как оно пролетит. А после обязательно покажу вам, как выбраться отсюда в ваш родной мир.
Среброрукий улыбался чистой и открытой улыбкой, которой умеют улыбаться лишь дети, умалишённые и Высокий народ. Он и в самом деле собирался отпустить девушку восвояси. В конце концов, Нуаду никогда не считал себя злодеем.
Он щёлкнул пальцами и воздух наполнился негромкой музыкой - ленивый и задумчивый перебор струн невидимой лютни. Музыка окутывала, успокаивала, заставляла расслабиться и не думать ни о чём, не вспоминать о заботах и тревогах.
Нуаду взял Сноу за руку.
- Идёмте.
Он повлёк её за собой, через коридоры, извивавшиеся словно древесные корни, через анфилады комнат, через лестницы, парящие в воздухе, пока наконец не привёл в некое подобие гостиной. Комната эта была заключена в огромную раковину и на первый взгляд не имела ни входов ни выходов - дверь, через которую они вошли, тут же исчезла. Стены её переливались перламутром, а вся обстановка была сделана из жемчуга, местами покрыта чёрным лаком и украшена китайской росписью и каллиграфией.
Среброрукий усадил Сноу на кушетку и накрыл её плечи пёстрой вышитой шалью. В комнате было прохладно и пахло солёным морским ветром - Нуаду полюбил этот запах во время своих морских приключений. Затем он уселся напротив неё и щелчком пальцев подозвал невидимого слугу, который моментально поставил перед хозяином и его гостьей два кубка, наполненных вином.
- Что ж, милая мисс Уайт, расскажите же мне, как живёт мир за стенами этой крепости?

+2

6

Что-то подсказывало Сноу, что излишне гостеприимный хозяин замка многое пропустил из жизни мира-над-Холмами, если вообще имел какое-то представление о вселенной, населенной нормалами, а не выпал прямиком через очередные Врата вместе с чадами и домочадцами - всякое, знаете ли, бывает.

- Все зависит от того, что вы вообще знаете о мире за этими стенами. Могу начать с того, что сейчас ваш замок находится на землях, называемых Фермой, и его... внушительный вид, может стать угрозой для ее обитателей, если привлечет внимание простаков. Надеюсь, вы уже имели дело с самыми обычными людьми, и мне не придется объяснять вам, сколько может быть от них неприятностей. - честно говоря, вице мэр придерживалась твердого убеждения, что читать сидам лекции о правилах поведения среди нормалов бессмысленно и даже опасно. Ну только если за твоей спиной не стоит с десяток крепких парней с хладным железом наперевес.

На кубок экс-принцесса уставилась с некоторым подозрением, - принимать еду или питье из рук Сказаний, подобных Нуаде было не меньшей рулеткой, чем называть им свое имя. Это с одной стороны. А с другой стороны, существовали законы гостеприимства, нарушение которых было чревато тем, что Сноу после этого могла вполне себе застыть где-нибудь среди анфилады подземных комнат в и виде изящной статуэтки. Патовая ситуация, надо сказать.
Вице-мэр прижмурилась и осторожно отпила из кубка. Вино было сладким, со слабым медовым привкусом и пахло вереском и луговыми травами. Пока ничего фатального не происходило, козочкой или птичкой Сноу не стала, никаких особых галлюцинаций она не видела и в новый вечный сон не погружалась.

Хотя нет, негромкие звуки лютни, начинали нагонять дремоту, женщина расслабленно облокотилась на спинку кресла, и.... вместо лютни подземная комната взорвалась гранжем Pearl Jam. Чертов Розочкин плеер, который сестрица оставила в прошлый свой налет в мэрию, а Сноу после начисто позабыла, как засунула его в карман пиджака. Неловко получилось.
- Простите. - Белоснежка судорожно искала искала заветную кнопку выключения, но, кажется, только прибавила звук. - Это к вопросу о том, что происходит за стенами этой крепости, сэр.

+2

7

Среброрукий со светской и очень учтивой улыбкой на губах внимательно слушал Сноу. Доводилось ему как-то раз гостить целый год при дворе одного короля - как же его звали? Впрочем, не важно. Дворцовый этикет изрядно развлекал Нуаду и временами он любил освежать память о том, как следует вести беседу и какой цвет камзола допустим во время утренних визитов. Всё это было ещё одной любимой игрушкой Среброрукого, а играм он всегда отдавался всей душой. Разве что правила в какой-то момент предпочитал резко поменять на те, что больше нравились ему самому, но что это за мелочи, право слово.

Вино могло быть заколдованным. Более того, оно могло стать заколдованным в любой момент, если бы Нуаде пришла в голову эта светлая мысль. Но пока что его гораздо больше интересовало не заманивание очаровательной гостьи в пучины временных завихрений и прочей полагающейся ерунды. Намного интереснее было то, что она рассказывала.
Он, конечно, не раз имел дело с обычными людьми. Кое-кто это даже пережил и остался в здравом уме. Кому-то повезло меньше. Но Нуада вовсе не считал себя злодеем. Люди замечательно умеют нарываться на проблемы с его народом, а он всего лишь поступает так, как было принято с незапамятных времён поступать с теми, кто разучился чтить Народ Холмов.

- Мисс Уайт, но к чему мне прятать свою обитель, когда я могу достойно ответить любому наглецу, который осмелится возмутиться моим присутствием на этой земле. Да и найдутся ли такие смельчаки. Впрочем...
Среброрукий снова окинул взглядом наряд своей гостьи.
- Я не могу не заметить, что весь ваш наряд говорит о том, что мир, в котором я сейчас нахожусь, несколько отличается от того, который я видел, когда в последний раз выбирался из замка наружу.
Любопытство - бич всех фейри от низших и практически неразумных, до высших. Нуада уже чувствовал, как манит его возможность изучить невиданный мир за стенами замка-в-холме.

Тем более, если этот мир делает такие... штуки. Среброрукий удивлённо воззрился на маленькую коробочку в руках Сноу. Коробочка звучала и это определённо были не переборы лютни. Нуада наклонил голову чуть набок, прислушиваясь к странным, непривычным, но при том весьма приятным для его уха звукам. Это была музыка, совершенно точно музыка и ничто иное. Она была шумной, резкой, внезапной, но при этом удивительно стройной и гармоничной. Такие вещи Среброрукий умел чувствовать и всегда отдавал должное по-настоящему талантливым произведениям человеческих композиторов. Теперь он готов был признать, что его музыкальный кругозор оказывается безнадёжно узок, а изобретательные обычные люди успели напридумывать уйму невероятного.
- Вы позволите?
Среброрукий протянул руку к шумной коробочке.

+4

8

Сноу воззрилась на эльфа с некоторым удивлением, но протянула ему плеер, и даже продемонстрировала, как нажимать на нем кнопки.
- Вот это пауза, здесь вы можете выбрать нужный трек... - женщина запнулась. - То есть песню. - торопливо перевела она фразу на понятный хозяину Башни язык.
Интересно, смотрела бы она так же странно с плеером в руках, приди она в мир Нормалов не пятьсот лет назад, а сейчас, как Среброрукий? Впрочем, эльф, кажется, имел все шансы освоиться в современном Нью-Йорке очень быстро - любопытства ему было не занимать.

А вот тот факт, что высокорожденный до сих пор пребывал сознанием в тех счастливых временах, когда он открывал на смертных сезон псовой охоты, Белоснежку беспокоил всерьез. Конечно, Вейланд наверняка сможет смастерить что-нибудь эдакое, что надолго и всерьез отвадит от Фермы адских гончих, но как быть с угрозой нарушения Маскарада? Да, сейчас Башня скрыта магическим покровом, но как долго он продержится, и не взбредет ли Среброрукому в голову объявить о себе во всеуслышанье?

- Сэр. - Женщина осторожно кашлянула, не слишком вежливо отрывая эльфа от прослушивания "марсианских" песен Зигги Стардаста. - Дело не только в том, что мир изменился, а в том, что если вы будете вести себя неосторожно, вы можете привлечь внимание не только к себе, но и к другим Сказаниям, которые... эм... - Сноу решила, что маленькая лесть может несколько подсластить ее менторский тон, - не столь успешно могут постоять за себя, как это делаете вы. Дело в том, что уже много сотен лет все мы здесь связаны Соглашением, которое обязывает всех нас соблюдать определенные правила. Не убивать друг друга, например. И не убивать нормалов. Не устраивать Дикую Охоту - это очень важный пункт, кстати. И да, Башня..., простите, ваш замок, который так неожиданно появился посреди Фермы может сильно испортить ситуацию. Ну, если только вы не перенесете его в... более пустынные земли, подальше от основных авиатра... то есть подальше от места где люди могут его заметить - с земли или с воздуха.

+4


Вы здесь » Fables Within » Глава третья: День Памяти » [05.06.2015] Live without your sunlight, love without your heartbeat


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC