Вверх страницы
Вниз страницы

Fables Within

Объявление

ОЧЕНЬ ЖДЕМ:Джека Хорнера, Волчат и Принца Чарминга
МЭРИЯ ГОРОДА ИГРОВОЕ ВРЕМЯ:
июль 2015
Добро пожаловать на ролевую игру по комиксам «Fables», где герои сказок и легенд живут рядом с обычными людьми. Вы можете подробнее ознакомиться с сюжетом в соответствующей теме, или задать вопрос в гостевой.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables Within » Архив незавершенных эпизодов » [12.05.2015] Every bite counts


[12.05.2015] Every bite counts

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: 12 мая 2015
Место и время: Большое Яблоко, Манхэттен
Участники: Тотенкиндер, Крабат
Описание:

Закон есть закон, и он обязывает всех сильных магов вступать в круг тринадцатого этажа. Вернемся в начало мая и взглянем на одного одаренного колдуна и его старую знакомую, их первую встречу за долгое, долгое время (как будто вы не знали, как хорошо могут прятаться те, у кого ворожба числится в лучших друзьях) и что из этого вышло.

+3

2

Этот май был одним из самых теплых, какие помнили старожилы и местное метеорологическое сообщество — температура кружила вокруг семидесяти градусов по фаренгейту, небо лишало каменную коробку города заслуженных дождей, опуская на раскаленный асфальт прозрачные миражи. И пока несчастно-счастливые одновременно манди заливали в себя галлоны воды и выхватывали порывы прохладного ветерка голой кожей, госпожа ведьма игнорировала шалости природы, сосредоточившись на маячках.

Даже обладающая сравнительной лояльностью к порождению чужой инфантильной мечты о полноценном ковене, фрау Тотенкиндер порой предпочитала действовать собственными силами — и никак иначе. Ничего против своих коллег она не имела, разве что не считала разумным швырять потенциального кандидата прямиком из спокойной жизни в мешок с разъяренными змеями и бешеными кошками... до того, как он скажет заветное «да» и распишется кровью. Поправив на плечах прохладную шаль, пожилая леди притормозила на углу и связала узелок-другой к уже имеющимся заклинаниям, руководствуясь извечным принципом «береженого бог бережет».

Отстукивая каждый шаг миниатюрной тросточкой, Злая Ведьма из Черного Леса преодолела остаток пути и скользнула за дверь, отрезав себя от шумных улиц и людских голосов. Удивительно, как легко можно потеряться в этом городе, даже если живешь запертый между тремя улицами впритирку к соседу: столько лет уже прошло, а они все еще находили новых сказаний, вылавливали из людского потока незарегистрированные артефакты, закрывали почти бесконечные порталы, отрезая свое уютное общество от Врага и угрозы, с которой еще не были готовы столкнуться лицом к лицу.

Магия сама по себе, знаете ли, в целом есть сила усредненная и инертная, а они, мастера Ремесла, только и могли что зачерпнуть горсть-другую, придать ей форму, снова выпустить в мир и так по кругу, преумножая изначальное и результат. Эдакие гончары-скульпторы-художники каждый со своим стилем, индивидуальным, как отпечатки пальцев — в точности повторить чужой трюк было невозможно, по крайней мере, глаз сведущий сразу же распознал бы подделку от оригинала. А сюда ее вела работа поистине уникальная и неповторимая. И, конечно, почти рабский долг, затянутый в службу и дружбу для маленького сказочного городка и его двух королев. Словом, все беспокойство на свете.

Детоубийца уже точно знала, что за знакомый темный блеск увидит в чужих глазах, если увидит вообще — льстить себе она даже не пыталась; возраст в Ремесле тоже едва ли имел значение, и пусть опыт был достойным плюсом в «резюме» каждого уважающего себя мастера, талант всегда приносил результатов чуть больше. А в этом юноше таланта было хоть отбавляй. Так что, пожелай он сбежать — сбежит, растворится, исчезнет, обведет вокруг пальца как пить дать; захочет биться — сам вырвет себе преимущество в драке; она сама, конечно, победит рано или поздно — на ее стороне и талант, и опыт, но вот свежая гибкость ума и пылающая жажда творить...

Такое дело так просто не переломить. Да и не надо особо, будем честны.
Вслед за дверным колокольчиком трелью разлился тот, что на конторке, и пока он звенел, колдунья положила на порог простенькое заклятье, отводящее непрошенным посетителям глаза — нечего мешать взрослым делать свою работу.

– День добрый, – словно невзначай разглядывая сувениры на полках, Тотенкиндер улыбкой продемонстрировала тишине магазинчика ряд белых крепких зубов. – Я ищу...

+3

3

Даже после того, как дверной колокольчик затих, его звон некоторое время продолжался в ушах.
– Проклятье. Какой же ты громкий…
Крабат редко напивался до такого непотребства. Последний раз это случилось еще в Родных Землях – они с Маркусом оказались на каком-то празднике. И хоть они были чужие в том городе, их тоже захватила эта веселая кутерьма. Они много пили, плясали, повздорили с местными парнями и даже собирались к блудницам, но так и не дошли. На следующий день Крабат еле поднялся и дал себе зарок, что больше никогда… Ну, не сдержал слово, бывает. Хотя, у него был повод.
С тем пор, как он смог приручить обретенную силу, он ни на минуту не жалел о том, что выбрал этот путь. Магия вела его по жизни, подарила множество возможностей. Изменила. Переродила. И Крабату нравился тот, кем он стал. А потом… все кончилось – покинув Родные Земли, колдун потерял всю свою силу. С другими чародеями и ведьмами такого не случалось. То ли его магия была иного рода и не работала в этом мире, а может он потратил так много сил, запечатывая проход, что исчерпал их вовсе. Ответа никто не дал, и как бы Крабат не старался, вернуть себе способности он так и не смог, и в его груди поселилась пустота.
Так продолжалось бесчисленное количество дней. Иногда ему казалось, что все его воспоминания о прошлом – всего лишь бред. Что он на самом деле простак, который возомнил себя героем старой полузабытой легенды. А вчера вечером его сила вернулась.
Когда это случилось, Крабат сидел у открытого окна мансарды с книгой, греясь в последних ярких лучах закатного солнца. Словно кто-то щелкнул невидимым выключателем и весь мир изменился. Нет, мир остался прежним, это он сам стал другим. Прежним. Самим собой. В первую секунду Крабат не поверил – он уже забыл, каково это, чувствовать, что внутри тебя живет волшебство. Чародей простер ладонь над книгой, и та, повинуясь его желанию, взмахнула страницами и, описав круг по комнате, улетела к своему месту на полке. А Крабат, убедившись, что это не сон и не галлюцинация, взобрался на подоконник и, с трудом преодолев внутренний трепет, шагнул вниз, но не упал. Волшебная сила, столько времени дремавшая, теперь выспалась и сработала даже лучше чем раньше. Через миг человек исчез, а большая птица расправила смоляные крылья и взмыла в бескрайнее небо.
Летал Крабат долго и не возвращался до тех пор, пока не почувствовал, что выдыхается. А когда превратился обратно, первым делом отправился в паб – отмечать и теперь страдал от последствия вчерашних возлияний. Не надо было вообще открываться, свои силы он явно переоценил.
– Прощу прощения, но мы закрыты, – Крабат с трудом поднял тяжелую голову со стойки и тут увидел, кто именно к нему пришел – этого посетителя просто так не выдворишь. – Ну, или нет…
Зачем пожаловала фрау, колдун знал. На тринадцатом этаже под её шефством трудились практически все маги и ведьмы. Госслужба Крабату привлекательной никогда не казалась, так что даже останься у него способности, заманить его туда не вышло бы никакими коврижками. Но до вчерашнего дня никто и не пытался, колдовать он все равно не мог. А теперь, похоже, ковен прознал про… Кстати, а как? Вряд ли одного его полета хватило, чтобы…
И тут Крабат вспомнил, что, уже изрядно нагрузившись, демонстрировал всем желающим свое мастерство. Рука сама по себе притянулась ко лбу и оставалась в таком положении, пока чародей крыл себя в семь этажей забористой руганью. Прикинуться дурачком и отрицать случившееся было бесполезно. Значит, придется поговорить. 
Колдун вытянул из мятой пачки сигарету, со второго раза смог прикурить и, уставив на Тотенкиндер немного расфокусированный взгляд, произнес:
– Большой Брат бдит, как я понимаю?

Отредактировано Krabat (2015-06-27 10:02:58)

+4

4

– Бдит, не смыкая глаз, мой дорогой. Не предложишь даме чашечку чаю?

Ведьма привычно ухмыльнулась, покачала головой и цокнула языком весьма неодобрительно, принюхиваясь к отчетливому запаху перегара, а теперь и табака еще. Вот оно — молодое поколение. Напьется с радости, зальется так, что вместо крови будет чистый спирт, а потом начнет чудить так, что с утра проще будет провалиться сквозь землю, нежели разгребать. Но старшей тринадцатого этажа такие нравы, скажем честно, были только на руку.

– А я-то все думала, где ты тут обретаешься, где прячешься, не простыл ли часом, – излила порцию яда пожилая леди, снова разглаживая складки на длинной юбке. – Может, носочки вязаные нужны, ан нет — кажется, тут нужна хорошая родительская рука, способная отучить ребенка от пагубных привычек.

Старушка пристально рассматривала сувениры и игрушки, выставленные на полках, неторопливо обходя помещение вдоль стеллажей. Негоже колдуну прохлаждаться, занимаясь таким простым и очевидным дельцем. С его-то потенциалом...

– С твоим-то потенциалом, молодой человек, да всю бы эту энергию в продуктивное русло, – вздохнула она, покачав головой во второй раз. – Или тебе так нравится прозябать в безвестности, прослывая никчемным торговцем?

Она звучала как недовольный родственник, да и по большому счету была эдаким самопровозглашенным ментором для тех, кто так или иначе связался с магией. Одному ремня, второму сахарный пряник за выслугу лет, третьему задушевную беседу, если все вышеперечисленное не сработало. Ответственность штука такая, один раз взвалишь себе на плечи, как тут же становишься и матерью, и отцом, и кем угодно, лишь бы «детишки» не совали пальцы в розетку, разнося Фейблтаун по кирпичику, шугая нормалов. Слава Небесам и Звездам, до роли «жилетки» она еще не успела докатиться, обрубая поползновения от несведущих на корню. Превращением в жаб в основном.

– Уйми уже свою пропитую голову, колдун, звенишь как карильон Риверсайдской церкви. На все лады.

Вещицы, конечно, были хороши, бизнес не особо пыльный, но колдунья отлично чувствовала момент, когда нельзя было позволять таким талантам пропадать в темноте и тишине почти нормальской жизни. Ветра перемен, если хотите. Знаки, если позволите. Предчувствие, если можно так выразиться. Да, они могут жаловаться, страдать, стенать, кидаясь на дверные проемы в надежде вырваться из кабалы, в которую всегда затягивает служба неблагодарному обществу, но... однажды все это окупается. И Тотенкиндер была уверена в том, что когда (если) такой момент настанет для юного Крабата, он нисколько не пожалеет о том, что вступил на проторенную дорожку.
Если, конечно, до этого момента вообще доживет.

+2

5

«Чаю ей, видите ли…»
А потом Крабат подумал, что тоже бы выпил, но не чая, а кофе. И покрепче. Поэтому он дотянулся до электрического чайника, попутно уронив столбик пепла на стол, и щелкнул выключателем. 
– До вчерашнего вечера мой потенциал был равен нулю, – ворчливо отозвался похмельный чародей, смахивая пепел на пол. – И вам это прекрасно было известно.

Он почему-то разозлился. Вот ведь как занятно получается – когда он лишился своих способностей, ковен лишь поразводил руками. Мол, прости, приятель, но мы тут бессильны. Почему так случилось, мы не знаем, и как исправить тем более. Так что, гуляй себе, Крабат, поищи новую мельницу. Только на этот раз будешь просто так на ней спину гнуть, без надежды на дивную награду.
А стоило ему снова обрести силу, как верховная ведьма нарисовалась на пороге – не сотрешь. И говорит так ласково, будто с дитем неразумным, которое первый раз по дурости хлебнуло лишку и теперь мучается. Крабат бы на неё посмотрел, если бы у нее забрали колдовские способности на век-другой, а потом вернули обратно. Сама бы в пляс пустилась, если ноги, конечно, выдержали.

– И не нужно делать вид, что вас сейчас волнуют мои дела, вредные привычки или пропитая голова! Просто не хватает сотрудников протирающих стулья в кабинетах тринадцатого этажа. Ну и еще «безопасность», – колдун жестом заключил последнее слово в кавычки. – Чтобы какой-нибудь набравшийся чародей случайно не выдал нормалам наше чудесное сообщество надо всех держать на коротком поводке.
Еще несколько часов назад Крабат бы, пожалуй, одним из самых счастливых людей на всей планете. А теперь причина его хорошего настроения могла стать большой проблемой. И кто-то, возможно, задумался, а стоило ли вообще радоваться? А до того, искать способы вернуть себе магическую силу. Но для Крабата не было вариантов. Вернуться в небо хоть ненадолго – этого стоило ждать.

На подставке заплясал вскипевший чайник и тут же затих, тихо щелкнув. Колдун пошарил в тумбочке и поставил на стол чашку с чайным пакетиком внутри и налил кипятка.
– Чаем угощу, а вот с остальным – не ко мне. Колдовать на людях не буду, клянусь, но к вам не пойду.
Крабат раздавил в пепельнице окурок и потянулся за новой сигаретой.
–  Сахара нет, звиняте…

+3

6

Она отметила окончание чужой тирады ласковой улыбкой и вкрадчивым шепотом:

– Если бы у тебя был выбор, дитя, меня бы тут не было.

Конечно, то, что «дитя» только выглядел молодо, как и многие другие сказания, ее совершенно не волновало. В конце концов, когда твоя история уходит корнями в те времена, когда человек только-только научился привязывать камень к палке в качестве остроумного дополнения, мало кто воспринимается всерьез.

Фрау была женщиной терпеливой, но совершенно не терпимой. Посему тираду разозленного блудного сына, конечно же, снесла с выражением лица, способным служить яркой иллюстрацией обеспокоенности и толики заботы, а, как только мальчишка выдохся и снова закурил, выпуская в воздух причудливое облачко голубоватого дыма, от души втопила трость в доски пола. Немножечко стремления, немножечко намерения — звук вышел отменным, гулким и громким, выражающим негодование лучше, чем любые нравоучительные побасенки. Даже за окнами чуть потемнело, бросило неверные тени от облаков, укрывая витрину от солнечных зайчиков.

– Прикуси свой язык, Крабат, – полыхнула выцветшей зеленью глаз старуха, отчеканив шаги к конторке, по одному на каждое слово.

Нет, с терпением тоже что-то неладно. Так и тянулась рука свернуть мальчишку в морской узел, превратив в ужа или какого еще гада земного. Но даже несмотря на собственное преимущество и поддержку тщательно сплетенной сети заклинаний в мире нормалов, ведьма чувствовала первозданную, сырую мощь, почти проливающуюся через край. Порой, чтобы сразить даже самого опытного волшебника, достаточно было всего лишь немного юного упрямства.
А прохлаждаться, протирая новенькой шалью пол, она ни в коем разе не собиралась.

– Не к каждому невежественному мальчишке приходит верховная, предлагая и будущее, и власть. Трижды подумай, колдун, прежде чем сказать мне нет. Подумай хорошенечко.

Мало что изменилось в ней с течением времени. И даже под маской старости и немощности, вместе с голосом, заботливо укутанным в сталь, проглянула, как лунный серп в небе, затянутом облаками, былая сила и властность, жесткость и нежелание мириться с отказом.

+2

7

Крабат уже занес ложку, с горкой наполненную кофейным порошком над чашкой, когда фрау решила показать, что не шутит. На миг колдуну показалось, что он превратился в язык колокола, который по воле звонаря, ударился о звонкую медь. Голова взорвалась болью, перед глазами поплыли цветные пятна, рука дрогнула, рассыпав кофе на стол. А сигарета, до этого момента пребывавшая в уголке рта, упала на пол. Сам Крабат резко отъехал на стуле, протестующее проскрипевшем ножками по дощатому полу, вскочил с места, на миг скрывшись за дверью, ведущей в подсобку, но почти сразу же вернулся.
– Да… вы… как…, – спустя еще несколько нечленораздельных звуков, похмельный колдун, наконец, сообразил, как облечь возмущение в цензурную форму. – А если бы я кипяток наливал?!
Этого оказалось недостаточно – сторону ведьмы полетела ложка. К счастью только в сторону. Даже если бы Крабат попробовал прицелиться, то после такой встряски вряд ли бы смог. Снаряд просвистел мимо цели и звякнул где-то у порога.
– Ой…
И вот тут Крабат сообразил, что творит. Тотенкидер без особых усилий могла бы размазать чародея по стойке ровным слоем. С теми, кто на такое способен стоит вести себя повежливей. Да и настоящим врагом она не была, просто бесила немного.
Стараясь не смотреть на ведьму, колдун подтащил обратно стул, усевшись на самый край. Правда, надолго его раскаяния не хватило.
– Если вы всех новобранцев так рекрутируете, странно, что у вас вообще кто-то работает, – и тут же послушно заткнулся, а когда фрау остановилась совсем рядом, поднял на неё печальные глаза. – Да-да, такая честь. Я оценил, спасибо. Но я-то вам зачем? Кроме меня полно самородков. А Крабат наглый, недиспилинированный и старшим хамит.

[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/07/8a0fbfbf7ee25aa9c24fc318551d9dd0.gif[/AVA]

+1


Вы здесь » Fables Within » Архив незавершенных эпизодов » [12.05.2015] Every bite counts


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC