Вверх страницы
Вниз страницы

Fables Within

Объявление

ОЧЕНЬ ЖДЕМ:Джека Хорнера, Волчат и Принца Чарминга
МЭРИЯ ГОРОДА ИГРОВОЕ ВРЕМЯ:
июль 2015
Добро пожаловать на ролевую игру по комиксам «Fables», где герои сказок и легенд живут рядом с обычными людьми. Вы можете подробнее ознакомиться с сюжетом в соответствующей теме, или задать вопрос в гостевой.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables Within » Глава третья: День Памяти » [март 1630] Welcome back again


[март 1630] Welcome back again

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Дата: вторая половина марта 1630 года.
Место и время: Колония Нью-Амстердам
Участники: Beauty & Beast
Описание: Проигрывать тоже надо уметь, даже если на кону было почти все, что ты мог называть своей жизнью. Но впереди брезжит надежда нужно только вернуться домой. Снова.

+1

2

[AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA]
Тяжелее всего ждать и хранить надежду, уповать, что затянувшаяся неизвестность обернется удачным исходом. Кто-то из переселенцев ещё верил в победу, она – нет. Слишком много времени было потеряно, ресурсов растрачено впустую. В надвигающейся тьме не было никакого проблеска надежды.
Девушка вздохнула, кинув очередное яблоко в кадушку с водой. Не важно, что сердце её было не на месте, желудки других пребывали в полном порядке и рабочем состоянии. Рядом с девой высилась горя тонких очистков, приготовления шли полным ходом. Они начинали осваивать мир мунди, прибыли в новый свет в поисках новой жизни. Беженцам нужно было что-то хорошее сейчас, пусть даже и простые пироги с яблоками.
Она снова вздохнула, смахнула выбившуюся из-под глупого головного убора прядь и взяла новое мелкое яблочко, убеждая себя, что это её вклад в великое противостояние. Боже праведный, какая глупость! И какой дурой она была, соглашаясь на уговоры Зверя покинуть мир с первой волной! Она должна была остаться там, должна была помогать бинтовать раненых, если уж не идти в бой! Но нет, вместо этого девушка сидела в пропахшем яблоками подвале и снимала с плодов скальп, пока её любимый муж сражался. И хорошо, если именно сражался, а не лежал убитым под горой трупов. От этой мысли стало дурно, потемнело в глазах. Последнее время она плохо ела и почти не спала, сильно осунулась и побледнела. Но во всем были свои плюсы, в таком виде взгляды мунди касались её все реже. Белла упрямо тряхнула головой, отгоняя подступающий обморок, у неё не было времени на все это, надо было чистить яблоки, а после – стирать белье, затем помочь прибраться на кухне после выпечки. Одним словом, занять себя, чем угодно, лишь бы не думать.
Не получалось, перед глазами снова и снова всплывал образ любимого в разорванной чьими-то когтями грудью. Белла отложила нож и запустила липкие от яблочного сока пальцы под блузу. Она достала маленький медальон черный и поблекший от времени. Некогда он был серебряным и что-то стоил, но сейчас совсем износился, но главным сокровищем был не ценный металл, из которого он был сделан, но маленький локон внутри. Ужасная сентиментальность, правда? Хранить локон любимого… Но в тяжелые минуты, когда казалось, что двигаться дальше уже нет сил, эта глупая мелочь спасала её. Белла закрыла глаза и вспомнила его лицо, голос, крепкие объятия, даже запах! Он вернется, он обязательно вернется со щитом или на щите, и она, смущаясь и краснея, расскажет ему о своей глупой сентиментальности. Они оба посмеются и обнимутся. И все будет хорошо.
Третий вздох. Красавица спрятала медальон под ткань грубого платья и не менее грубой блузы. Её пальцы больше не дрожали. Она взяла нож и снова начала чистить яблоки для пирогов.

Отредактировано Beauty (2015-07-10 11:10:39)

+2

3

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA]Сложно было сказать, что стало решающим фактором для столь бурной физиологической фрустрации Биста: почти принудительное комиссование из Защитного корпуса, нужда к отступлению в мир мунди при столь плачевном положении на фронте, недавняя контузия от магического снаряда или вульгарная качка... Но те краткие часы, когда они плыли на ладье до мерзлой суши Канады, он думал, что выблюет в океан душу. Вдобавок, ранней весной штормило и к следующему утру он, все же, умудрился вывалиться за борт и едва не закончить свое печальное путешествие на дне, куда его очень быстро утянула кольчуга, избавиться от которой он не считал нужным. Поднимали его вчетвером. Оказавшись снова на палубе, он твердо решил, что горевать по потенциально утраченной родине, владениям, статусе и прочем достаточно, потому что если он продолжит, перспектива случайно двинуть кони по глупой случайности и без того маячит слишком настойчиво. А это в его планы пока не входило, хотя и становилось доброй традицией. И так он мог бы жить, да радоваться предстоящей встрече с любимой женой, с которой они до сих пор никогда не расставались так надолго, но ношение металла на теле при экстремально низких температурах еще никому не приносило пользы, так что остаток пути Зверь отчаянно бредил и до нервного тика пугал лошадей раскатистым кашлем и непередаваемым тембром горного тролля, уже месяц подыхающего под завалом. Словом, как ни крути, путешествие в новый дом удалось на славу.
Вдобавок, спать спокойно не давали тревожные мысли о жене. Как она там, жива ли вообще? Здорова? А, может быть, устала ждать, решила, что он мертв и нашла себе кого-то? Увы, времени и возможности передать весточку в соседний мир не было. О подобной роскоши оставалось только мечтать, но каждый раз, когда был хотя бы призрачный шанс, он просил передавать Красавице, что с ним все в порядке. Даже когда это стало бы очевидной ложью. В общем, на самом деле он не удивился бы ничему, точнее надеялся, что он готов ко всему, хотя и искренне верил в лучшее. Особенно в то, что жизнь, любовь и верность его супруги крепки, как и прежде. 
Нью-Амстердама их караван достиг задолго до обеда и никто, кроме мисс Снежки и мистера Крейна и не думал их встречать. Брусчатые улочки выглядели пустынными. Чудовище был уже почти в норме, о болезни напоминали только синяки, да тяжелый, как у бассет-хаунда взгляд. В любом случае, он легко отделался. Наскоро выслушав лидеров, он первым делом осведомился о Красавице, буркнул что-то о том, что подойдет через 5 минут и незамедлительно ломанулся туда, на ходу успев неряшливой кучей свалить свою латную экипировку во дворе предполагаемого жилья и умыться, зачерпнув из бочки с водой. Отыскать общие кухни было несложно. Сначала он замер в дверях, будто не узнавая ее, почти прозрачную от недоедания, нервов  и недосыпа. Кольнуло острое чувство жалости и какой-то вины перед нею, а еще неожиданная робость. Что нужно сказать в подобной ситуации, чтобы было как в сказке?..
- Белла, - все еще севшим от простуды голосом начал мужчина, - Белла, это я. Дома.

+3

4

Если бы кто-то сказал ей, что сегодня обоз привезет Зверя домой, она бы бросила все дела и с первыми лучами солнца ждала его. Но увы, никто не обмолвился и словом, и Красавица отправилась в добровольное заточение.
Сначала она услышала чей-то тяжелый шаг, но мало ли, кто решил спуститься сюда, быть может кто-то из мужчин решил забрать уже отчищенные яблоки. Но после раздался голос, и от звуков его Белла едва не решилась чувств или помутилась разумом. Точно во сне, она подняла глаза и увидела Его. Он стоял, слегка покачиваясь, с изможденным зеленовато-серым лицом, почему-то вымокший с головы до пят. Точно не благородный лорд, но бродячая дворняга заглянула на запах. Сначала она молчала, рыдания намертво сдавили горло, не давая ни слова молвить, ни вздохнуть. Нож с громким «плюх» упал в воду, всколыхнув флот яблочных очистков, а прежде чем он достиг деревянного дна, Красавица уже подскочила и помчалась к любимому.
Тонкие, как молодые ветви, руки обвили его шею с удивительной силой, словно и не было бессонных ночей, словно и не покидал её аппетит на долгие месяцы. Боже праведный, как она его обнимала, как лихорадочно осыпала изможденное лицо горячими поцелуями и обливала такими же слезами. Она все ещё молчала, охваченный радость разум отказывался отвлекаться на глупые слова. Красавица в тот миг снова начала дышать, её сердце отмерло, сбросив тяжелые оковы печали, он был её долгожданным глотком жизни, немного горьковатым, соленым и колючим, но пробирающим до самых костей и оживляющим эту бренную плоть.
- Ты вернулся, ты вернулся, - наконец сбивчиво зашептала девушка, все ещё обнимая и целуя, до конца не веря, что перед ней стоит любимый из плоти и крови, а не его скорбный дух. И сейчас ей было глубоко плевать на все сказочные законы, утраченную родину, даже само мироздание. Самое главное, самое ценное сейчас она обнимала сведенными от напряжения руками, целовала сухими, обветренными губами и пила, пила до самого дна безумно сияющими влюбленными глазами.
- Добро пожаловать домой, - на это запоздалое приветствие ему ответить не дал долгий поцелуй, запечатавший уста.
Её сердце стучало так громко, что эхом отдавалось во всем исхудавшем теле, и Красавица могла поклясться, что эхом ему вторит ещё одно, в его широкой груди. Первый поцелуй после столь долго разлуки был слаще всех яблок и пирогов не то что на этой кухне, во всем мире, потому что его главным тайным ингредиентом была чистая любовь.[AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA]

Отредактировано Beauty (2015-07-14 17:27:22)

+2

5

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA]Он много раз прокручивал в голове сценарии их встречи. В конце концов, они редко расставались, а уж чтобы так надолго, так и вообще впервые. Он не знал, что он скажет ей, что она захочет сказать ему, какой будет она, каким будет он... Но сейчас, несмотря на то, что он больше напоминал прибившегося к торговому обозу пса, а она лишь бледную тень себя прежней. Главным было то, что они снова вместе, а значит у них впереди еще много дорог, целый новый мир, который не успели еще целиком исследовать даже сами мунди, живущие здесь целые эпохи. Как бы то ни было, Сейчас Зверь было не до перспектив. Он оторвал почти невесомое тело супруги от пола и легонько покружил, несколько переживая о том, что она плачет. Да, слезы радости и все дела, но сколько бы он ни жил бок о бок с весьма эмоциональной девушкой, привыкнуть и равнодушно относиться к женским слезам, наверное, не сможет никогда. Или, по крайней мере, не сейчас точно.
Когда отгремели последние салюты их встречи, очевидно, ставшей для Красавицы поистине шокирующим сюрпризом, Чудовище отстранился от ее губ, все столь же сладких, как и впервые, и, предвосхищая лавину вопросов, начал говорить первым.
- Я обещал как можно скорее прибыть в... Ратушу? Муниципалитет? В общем, я не знаю, как тут теперь местный орган самоуправления называется. Тут вообще все как-то не по-человечески местами, например, что это у тебя за чушь на голове? -  не дожидаясь ответа, он аккуратно стянул нелепый головной убор с макушки жены, стараясь не задеть мягкие пряди ее чудесных, похожих цветом на старое золото, волос.
- Проводи меня туда, пожалуйста, самым коротким путем, иначе у нас с местными властями могут возникнуть недопонимания. Я, понимаешь ли, сбежал. Почти из-под присяги. И если я и дальше буду скрываться от правовых обязанностей, то будет неловко.

+2

6

Схлынула первая радость, на смену ей пришло какое-то глупое смущение. Она стояла тут, теперь уже простоволосая, вся в яблочном соке, с пятнами на фартуке и закатанными рукавами, пропахшая все теми же яблоками. Не самый романтичный образ, далеко не самый. И это если забыть мертвенную бледность и худобу, из-за которых вечно казалось, что она то ли на грани обморока, то ли одной ногой уже в могиле.
Девушка отобрала чепец и вернула его на голову, потуже перетягивая выбившиеся и порядком растрепавшиеся волосы.
- Нельзя тут женщине без головного убора ходить, неприлично. Тут вообще много всего не приличествующего женщине есть, даже мужские одежды носить нельзя - смертный грех, могут и камнями забить, а то и сжечь на костре, - она невесело усмехнулась.
Красавица и хотела бы пошутить, но в этих землях все обстояло именно так. Охота на ведьм все ещё не утихала, красивых женщин изводили, прикрываясь верой. Их топили, душили, вешали и жгли, подвергали пыткам всем мастей просто за образованность, вызываемую зависть, даже просто странные книги в доме могли стать поводом для расправы. Белла не понимала этого и страшилась, вполне справедливо страшилась выходить в мир мунди одной.
- Тебе нужно увидеться с мэром, король Коул сейчас возглавляет нас. Ох, тебе предстоит многое узнать про этот мир... Боже мой, ты голоден?! Наверное устал с дороги... но надо увидеть мэра. А как на родине? Как сопротивление? - она засуетилась вокруг него, спешно оглядывая любимого.
Честно говоря, он тоже выглядел плохо, зеленоватый, уставший и какой-то заморенный, совсем не тот благородный лорд или свирепый Зверь, которого она помнила. Война брала своё, никто не оставался прежним после знакомства с ней.
- Сбежал из-под присяги? Дела настолько плохи? - девушка поджала губу. Ну, она ждала этого. Нет, не его бегства, Белла ни секунды не сомневалась, что Чудовище сражался отважно до самого конца и только полная безнадега могла заставить его отступить. Тот факт, что он вернулся, было наивернейшим признаком полного провала сопротивления, когда даже храбрейшие и честнейшие, если у них есть хоть капелька ума, вынуждены отступать. На мгновение её плечи опали, но лишь на мгновение. Красавица вздохнула, нарочито резко выпрямилась и вздернула подбородок, словно приготовилась встречать все грядущие невзгоды грудью.
- Сначала мы тебя покормим, а после я отведу к мэру. И пусть этот королек только попробует возмутиться, я не позволю своему мужу упасть от голода прямо на ступени мэрии! - её голос звучал решительно, но даже не в половину так решительно, как сжавшие его большую руку тонкие пальцы. Иногда она могла быть удивительно сильной, этой Красавица. [AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA]

+2

7

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA] Прежде, чем Красавица вернула чепец на голову, он решительно растрепал ее мягкие пряди волос на макушке. Смириться с тем, что он прилично отстал от нынешнего времени, было довольно тяжело, так что подобными жестами он не столько сознательно дурачился, сколько пытался разрядить обстановку и сохранить лицо перед давлением обстоятельств.
- Послушай, а почему в тебе душа едва держится? - мужчина сжал ее плечи, отстранил от себя и придирчиво оглядел с головы до пят, - Ты болела или голодала? - подспудно Зверь понимал, что зря задает такие вопросы, потому что слышать правдивый положительный ответ вовсе не желал.
- Ты на тень похожа. Я, конечно, тоже совсем не красавец, пусть и целый, но ты в мое отсутствие явно намеревалась, похоже, достичь полной бесплотности. Слава призраков покоя не дает? - он осекся, заметив, как счастливая улыбка сбежала с ее бледного лица и выслушал приглушенные жалобы на крутые нравы этого мира, - И кто это решил? Кто-то здесь судьбами чужих жен распоряжается на основании того, во что они одеты? Да, у меня с этой реальностью явно будут определенные конфликты.
Несмотря на болезненный вид, он буквально заражал мрачной решимостью защитить свою женщину от любых невзгод, которые по некой глупой шутке мироздания стали местными правилами. Он вспомнил, как счастливо им жилось в Аквитании, где тот самый парень с небес со своим несчастным сыном еще не обозлился на всех жителей сказочных земель, как это, очевидно, случилось с мунди. Бист пробыл здесь всего ничего, но и той пары дней хватило, чтобы понять, что загвоздка кроется именно в христианстве. Он вынырнул из невеселых мыслей, выхватив из речи супруги ключевые слова: "король", "нужно", "заправляет", "голоден" и "устал". Зверь моргнул и активно помотал головой.
- Нет-нет-нет, давай по порядку. Сначала в ратушу к этому вашему мэру. Или королю. Не знаю, а дальше будем смотреть по ситуации, - он  в красках вспомнил, как чудовищно его укачивало на борту корабля, а затем как долго приходилось валяться кулем известно чего, справляясь с жаром только силами и без того несколько истощенного организма, - Знаешь, больше всего на свете я бы сейчас хотел бы пройтись и подышать свежим воздухом. Без обеда. Я не буду врать и обнадеживать, все скверно. И надежды на победу нет. Все, кто остались, отступают сюда. Сейчас главное, чтобы спаслось как можно больше сородичей. Придется строить новую жизнь здесь, - он, кажется, сам не выдержал и вновь крепко обнял Бэлль, слегка успокаиваясь, отгоняя подступившую горечь поражения и вдыхая чудесный кисловатый запах яблок, - Мне надо о многом тебе поведать и все это будут очень невеселые истории, - грустно пробормотал он, гладя ее по волосам и тут же спохватился, осознав, как она поняла его шутку о присяге.
- Нет, милая, у меня просто юмор дурацкий. Меня комиссовали, а сбежал я с пристани, где что-то надо было подписать. Но я отпросился, честное слово.

+2

8

[AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA] Да, у свободолюбивого и прогрессивного супруга в этом мире точно будут проблемы, он на их родине-то не всегда вписывался со своими взглядами. а уж тут, в краю далеком от сказок, и вовсе рисковал прослыть сумасшедшим. Но о таких вещах она будет волноваться позже, куда позже! Любимый решил подчеркнуть её внешний вид, столь далекий от запомнившегося ему образа цветущий девы, надо было срочно выкручиваться.
- Иногда пропускала трапезы, вся в делах, вся в заботах, - ладно, это было не так далеко от правды.
Пока любимый рисковал своей шеей на войне, ей кусок в горло не лез. Уж сколько раз она прокляла свою слабость, из-за которой Белла оказалась тут. а не осталась подле него. Чувство вины, волнения и страх сделали своё дело, лишь аппетита и сна. Желая отвлечься, забыться она трудилась не покладая рук.
- Тут многое нужно было устроить, как-то не до пиров оказалось. И не спеши объявлять войну этому миру, - легонько щелкнула его по носу, - ты только прибыл сюда. Знаешь, в чужой монастырь со своим уставом не ходят.
Ну какой же он был упрямый, даже горечь поражения не могла исправить эту его черту, и Красавица только радовалась этому. Крепко обняв любимого мужа, девушка согласно кивнула и потянула его прочь из плена душных стен. На улице было ветрено, потоки горячего ветра гоняли по улицам серую пыль, норовили выбить пряди из-под чепцов, поднять юбки или и вовсе сбросить шляпы с преисполненных благочестия голов.
- Я ценю твой пыл и желание скорее меня увидеть, моё сердце, - Белла сладко ему улыбнулась, на мгновение наполнив мир вокруг той самой магией, что родилась в их мире и незримо кружилась вокруг прекрасной девушки, однажды пришедшей в проклятый замок к страшному Чудовищу.
Но это был лишь краткий миг, хрупкую иллюзию что карточный домик сдул ветер, метнув в лицо охапку горячей пыли. Красавица фыркнула и звонко чихнула, её глаза заслезились.
- Проклятая погода, - фыркнула его жена, по-привычке беря любимого супруга под локоть и чинно, неспешно ведя его к зданию, где обосновался мэр. - Уверена, у нас будет время обсудить все, я никуда тебя не отпущу больше, - очень решительно уверила она его, покрепче сжимая могучую руку. - А иначе кто присмотрит за мной и не даст пополнить ряды призраков, м? - потерлась щекой о его плечо, истосковавшись по этому ощущению безопасности, по его запаху и теплу, по звуку голоса и даже дурацкому чувству юмора, невольно перенятому за годы замужества. - Дай угадаю, тебя укачало в пути. потому и отказался от еды? Твой здоровый зеленоватый цвет лица намекает, - ну вот. она уже начала подтрунивать над ним, даже часу не прошло с момента воссоединения, словно и не было долгой мучительной разлуки и смертной тоски.

+2

9

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA] Чудовище напряженно потер виски, пытаясь свыкнуться с ролью неграмотного новичка в социуме тертых калачей. Это было непросто, особенно, если учесть, что до сих пор именно он был "умником". Точнее, пытался такового из себя строить, местами успешно, местами не очень.
- Поправь меня, если я не прав, но, кажется, история... Местных жителей пошла по другому пути, верно? - пока они направлялись к ратуше, мужчина вертел головой с любопытством и непосредственностью ребенка. Кое-что он понимал, с чем-то был не согласен, но большая часть решений мунди оставалась для него загадкой. Все казалось каким-то ненадежным, бумажным, словом, неосновательным. Зверь такого не любил.
- Я, конечно, спешить не буду, но и врать о том, что я в восторге, тоже. Особенно, если учесть, что начали мы знакомство с того, что тут принято издеваться над женщинами. И я не хожу со своим уставом, если бы я пошел, то уже дрался бы где-то на площади, и ты об этом прекрасно знаешь. А так я очень даже терпим, мягок и дружелюбен, - он не удержался и неловко улыбнулся ей в ответ. В конце концов, ее улыбка действительно была лучшим обезоруживающим средством на свете. 
- Меня отпускать и не надо, я сюда надолго, судя по всему. Хоть меня никто и не приглашал. Никого из нас, строго говоря. Ну да ладно, - Бист неловко умолк, думая, как подытожить эту уже порядком надоевшую тему. К счастью, жена его выручила.
- Ты знаешь меня слишком хорошо, -  он, вспоминая старую привычку, поцеловал ее в лоб и скрылся в недрах здания муниципалитета.
К его радости, первичных формальностей оказалось довольно мало. Ознакомиться и подписать ворох бумаг, еще раз прослушать базовые правила и краткое описание нынешнего быта, из которого невозможно было вынести решительно ничего по-настоящему полезного. Но это не было проблемой, он был уверен, что у него есть толковая помощница для продолжения первого знакомства с местными порядками. Через каких-то полчаса он резво спустился с высокого каменного крыльца и направился прямиком к ней порядком оправившийся от дальней дороги.
- Привет снова, надеюсь ты готова к шквалу вопросов. после посещения мэра их не убавилось, а скорее наоборот, - он почесал заросшую щеку, которую щекотнул луч солнца, потихоньку движущегося к западу. 
- Прежде всего, на пальцах расскажи о местной политической системе. Затем о достижениях простаков, которые были вынуждены строить свою цивилизацию без капли магии. Точнее, можно вкратце перечислить основные отличия. Затем о местном климате. А потом о том, какая здесь есть работа и какая нужна больше всего.

+1

10

[AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA] О-о-о, милый Зверь даже не представлял, насколько он прав. Его граничащая с рыцарством честность и доброе сердце в этом мире «божьих заветов» могли накликать столько бед, что не расхлебать. Была в этом некая злая ирония, превращавшая одного из самых добродетельных мужей в почти преступника именно из-за его добродетелей. Хотя, если вспомнить их супружескую жизнь в родном краю, то ничего особенно и не изменится. Любимый и там был очень белой вороной в белом плаще, умудряясь выпадать из придворных интриг и вечных сражений за власть. Хотелось верить, что в этой Земле свободы хотя бы этой проблемы не будет, в конце концов, тут у них никаких титулов не было, а значит все обязательства знатных отпадали сами собой. К своему стыду, Белла была этому рада.
Так они неспешно добрались до приземистого здания, оккупированного мэром города до тех пор. пока что-то приличнее не возведут. Увы, тут дома строились не так скоро, как в магических землях.
- Давай, я подожду тебя здесь, - она неохотно отпустила его и поцеловала на дорожку, стараясь скрыть все подкатившее комом к горлу беспокойства. Все ли пройдет ладно? Не возникнет ли проволочек? Добрая сотня совершенно глупых, но тревожных вопросов роилось в её голове, когда он не слишком твердой поступью направился к муниципалитету.
Она осталась стоять посреди улицы, прижимая туго сжатый кулачок к груди. Красавица крепко зажмурилась и сделала глубокий вдох, упрямо тряхнув головой. Надо было действовать, надо было чем-то занять себя, надо было... За время разлуки у неё в жизни появилось непростительно много «надо», вытеснивших все вредные для душевного здоровья «хочу». Она хотела плакать, хотела не просыпаться, хотела забиться в угол, но ей надо было работать, надо было ждать, надо было жить от письма к письму. А сейчас ей надо было развернуться и зайти к кузнецу за заказанными гвоздями, и найти ему рубаху, и озаботиться кроватью побольше, вместо той узкой дощечки, на которой она ютилась. Думать об этом раньше как-то не приходилось, пустое место рядом навевало тоску, так что... О, мысли о своём убогом маленьком жилище, куда ей предстояло привести лорда, заставили содрогнуться и подстегнули поспешить закончить с делами. У неё же даже рубахи для него не было, хороша ждущая женушка!
Назад Белла почти бежала, подстегиваемая иррациональным страхом опоздать. Учитывая болтливость короля, она могла бы возвращаться верхом на улитках, и то прибыть раньше, чем Чудовище освободится. Когда супруг вышел на свет божий, девушка уже стояла с парой плотных свертков, и даже дышала не слишком тяжело! Правда на бледных щеках яркими кружками горел румянец, а некоторые пряди упрямо выбились из-под чепца. Её волосы вообще частенько бунтовали против своего заточения, так и норовя вылезти на солнышко, превращая Беллу в человеческий аналог облезшего одуванчика. Но об этом позже.
Как и предполагала Красавица, после встреча ясности не внесла, наоборот, только запутала.
- О, - она замешкалась. судорожно собирая разбежавшиеся мысли в кучу, - ну, у нас колония, мы на самообеспечении, так что условно заправляет всем мэр. Он есть в каждой колонии, что превращает их в некое подобие феодальной земли без вассала.
Девушка передала ему самое тяжелое из принесенного и неспешно повела по главной улице, продолжая отвечать на его вопросы по мере сил:
- Основное отличие, пожалуй, порох и оружие, основанное на его применении. Никаких быстрых перемещений. как ты мог заметить, корабли идут месяцами, а на суше это лошади - обычные лошади, - и телеги. В Европе возникают общества ученых, но до нас эта мода ещё долго не дойдет. Тут полагаются на науку, а не на магию. Ну а касательно профессий, то все, что способно прокормить и улучшить жизнь общины. Охотники, рыбаки строители, кузнецы, врачи. Я знаю, что ты думаешь про охоту, но тут это сопряжено с рисками нарваться на коренных жителей. Они такие красные и голые, с черными волосами, с некоторыми мы торгуем, с иными - враждуем.

+2

11

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA] - Так, ладно, это оказалось более сложным для усвоения, чем я предполагал. Но, прости, как?.. - с научными трудами Бист был знаком не по-наслышке, но основной проблемой для понимания оставалось одно из ключивых различий между миром нормалов и сказочным - та самая магия. В мире пришельца естественные чары были так плотно вплетены в ткань бытия, что было сложно представить, как, скажем, небесная сфера вообще может держаться над землей совсем без ничего, как могут сменяться сезоны без покровительства высших волшебных сил, и многое, многое другое. Мир, полностью лишенный волшбы, которая, словно нить, крепко-накрепко скрепляла все механизмы его родного измерения, все еще не помещался в его разуме, как сама концепция. А если это осознать проблематично, так что говорить о науке, которая призвана изучать основные закономерности земных процессов? Как же тогда это работает?
- Очевидно, мне нужно время, чтобы переварить эту мысль, - парень перехватил груз поудобнее, - Порох. Вот это интересно! Нет, подумать только, насколько изощренным должен быть ум человека, чтобы на протяжении всей истории бороться за жизнь со стихией, не имея при себе ничего, кроме разума?! Никакой иной помощи! Ты знаешь, хоть все тут и выглядит весьма ненадежным, то, что я видел, на корабле, это просто феноменально. Это... Это как торжество отсталости, и в то же время как... Как гимн сопротивления беспомощности! Одновременно прекрасное и вместе с тем удручающе несовершенное!.. - он замолчал, снова сраженный мыслью, что отныне не является временным гостем этого диковинного места. А значит все то, чем он так патетично восхищается, то к чему он проявляет непозволительную снисходительность, все это, теперь и его судьба. Он поднес руку ко рту и раздосадованно потер нижнюю губу пальцем, словно сосредоточение на проблеме сможет решить ее.
-Мда. Черт меня дери, ну мы и влипли, - и тут его озарила внезапная, пусть и не спасительная идея, - Послушай, если, - его и так не слишком стабильное внимание отвлекла какая-то возня на небольшой площади, голоса, ржание лошади, - Если здесь нет никакой магии, это ведь не значит, что что-то ее, ну, убивает? Это значит, что ее можно сюда привнести, понемногу... Ну, для себя, ведь так? Ведь каждый из нас все еще остается частью нашего родного мира, а значит и проводником волшебства, не так ли? -
Суматоха не унималась, и Зверь уже с трудом мог расслышать ответы жены. Он остановился.
- Это что там? - обеспокоенно спросил он, косясь на зевак, - В чем проблема?
На площади разворачивалась не самая уютная сцена. Некий молодой и весьма крепкий человек таскал за волосы девушку, а точнее, еще совсем девчонку, придерживая за уздечку напуганную лошадь.

+2

12

- Тут ты совершенно прав, тебе нужно время, - согласно закивала Красавица, пытаясь как-то совладать с проснувшимся пылом любимого.
Сложно было поверить, что совсем недавно он походил скорее на восставшего из мертвых трупа, чем на мужчину из плоти и крови, живой плоти и крови. Сейчас же Зверь оправился, расправил могучие плечи и с головой пытался окунуться в кипящий чан.
- Не спеши так, все потихоньку узнаешь, освоишься. Мы тут первое время тоже дичились, но ничего, обвыкли и обжились, - она ласково погладила его плечо. Хотела было поцеловать, но на людях тут приличные люди таким не занимались, так что ограничилась нежной улыбкой, которая, впрочем, быстро сползла с её губ.
- Так, стой, придержи коней! Никакой магии, милый, никакой вообще магии. Это опасно, за это… убивают.
На последнем слове суматоха в отдалении наконец привлекла её внимание. Нет, не шумом и скоплением народа, к этому Белла давно привыкла, но тем нехорошим интересом, который все это вызвало у Зверя. Она почуяла неприятности… Ими разило на версту вокруг и избежать их не было никакой надежды.
- Наверное очередную ведьму поймали, - в голосе сквозила безнадега.
Во-первых, инквизиция очень ревностно относилась к своему праву убивать людей и не терпела доброхотов, желавших спасти дам в беде. Во-вторых, Зверь мог запросто сойти если уж не за праотца, то точно за предводителя этих самых доброхотов, готовых рискнуть крепкой шеей за благое дело. Складывая это весьма простенькое уравнение и производя подсчеты в уме, супруга рыцаря без страха и упрека могла готовиться к проблемам уже сейчас.
Девчонка громко стенала в руках здорового детины, судорожно хватаясь за волосы. Как её мучитель ещё не вырвал клок последних оставалось тайной. Мужчина что-то кричал о бесовских книгах, ритуалах, сделках с дьяволом, одним словом, ничего необычного для этого времени. Красавица сразу отметила, что девочка была привлекательной, белокурой и веснушчатой, но сейчас её очаровательно личико с курносым носом исказила гримаса ужаса и боли. И никто, никто из собравшихся не рисковал вмешиваться, все просто стояли, стыдливо отводя глаза. Белла знала своего мужа, и знала, что теперь, когда он рядом, ей самой лезть и спасать было категорически нельзя, иначе он от волнения окосеет, поседеет и покроется пятнами. Вместо этого, она взяла вещи из рук любимого, понимая, что он сейчас полезет в самое пекло. Многие годы в браке с учат предугадывать действия второй половинки и мириться с ними.
- Будь осторожен и не лезь на рожон, - вздохнула и немного печально улыбнулась. [AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA]

+2

13

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA] - Убивают? - он напряженно замер, не веря своим ушам, - За что? Зачем?.. Из зависти? - его ждал долгий путь в компании множества богословской литературы, из которой он, в последствии, хоть как-то поймет, что двигало одержимыми мнимой чистотой помыслов служителями земного Господа. В его системе, в мире, который был ему знаком, Бог был таким же волшебником, как и прочие маги, возможно, чуть более могущественным. Возможно, имеющим более концентрированную магическую природу, подобно ветрам или даже джиннам, но суть оставалась прежней. Все они, так или иначе, проводили сквозь себя бесконечный поток чудес, будучи, даже без таланта к управлению волшебной стихией, живыми ее источниками. Здесь же, судя по всему, волшебство заменяла взращенная с младенчества ненависть к тем, в ком бились хоть крохи этого могущества, возведенная в культ зависть большинства, подкрепляемая животным страхом силы. Бист пристально всматривался в лицо неистового мужчины, раздраженный странным чувством узнавания, которое приклеилось к нему с тех самых пор, как он ступил на землю Нью-Амстердама, будущего Фейблтауна, новой вотчины сказочных существ в чужом краю. Он не был знаком со многими сказаниями, и, конечно, Чудовище не мог узнать мальчишку, одного из многих, что нашел утешение в радикальном толковании книги книг и прочих памятников средневековой письменности, вроде, шедевра господина Краммера, который многие знали под названием "Malleus Maleficarum". Он только нутром чуял, что, как и большинство жителей новорожденного города, он не был простаком, а значит не только мучил, вероятно, совершенно невинную девчонку, но и лицемерил, предавая свою собственную суть. Без труда растолкав плечами зевак и выбравшись почти в центр круга, Чудовище без обиняков встряхнул статного, но куда более юного и субтильного, чем он сам, карателя, заставив того от неожиданности выпустить из захвата шевелюру девчонки.
- Ты какого лешего пристаешь к девкам средь бела дня? - задал прямой вопрос Зверь, благополучно пропустив мимо ушей рекомендацию жены. Инквизитору понадобилось некоторое время, чтобы придти в себя от проявленной наглости, коей запуганные местные к его братии не проявляли уже довольно давно.
- У меня полномочия! Я забираю ее по подозрению в колдовстве до выяснения обстоятельств.
- Сынок, - лоб мужчины собрался в складку - Что ты несешь? Все здесь видели, что ты бросился на девчонку ни с того, ни с сего, когда у тебя лошадь взбрыкнула.
- Этот конь чует нечистую силу! Убирайся или пойдешь, как пособник!
- Конь твой, максимум, чует когда бабы кровоточат, из таких меринов делать надо, потому как для хозяйства они бесполезны, усек? - такта для подобных разборок у Чудовища, было примерно, столько же, сколько терпения.

+2

14

[AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA]И в этом был весь Зверь. Импульсивный, отважный и безрассудный, как и положено храбрейшим из рыцарей, которые не доживали до старости. Любимый везде умудрялся найти драконов, вот и сейчас он вступился за рыдающую девицу, рискнув не только своей шкурой. Но о последнем скромная Белла решила ему не рассказывать, желая избежать упадка душевных сил на почве бессилия.
Инквизитор к такому обращению не привык. В его мире власть инквизиции была абсолютной и непоколебимой, и никто не рисковал пережить слугам божьим в их праведном походе против нечистой силы. А тут нате вам, его не только посмели прервать, но ещё и унизили! Из толпы стали доноситься робкие смешки и одобрительный шепот, что лишь подстегнуло гнев юнца.
- Да как смеешь ты сомневаться в моих словах?! – взревел он во всю мощь своих легких, стараясь казаться больше и внушительнее, чем был на самом деле. Он сделал самое грозное лицо, свел брови и весь подбоченился, но рядом с Бистом все равно казался жалких задохликом. – Кто ты вообще такой, чтобы влезать в суд Божий?
Он попытался ухватить «ведьму» снова, но девушка шарахнулась от него, инстинктивно прячась за спину своего защитника.
- Ах ты мразь, - процедил сквозь зубы инквизитор, наступая на свою жертву и стараясь игнорировать явно невпечатленного мужчину на своём пути. У него была вера! У него было право! У него был…
«Хер вместо головы», - подумала Красавица, выбираясь в передние ряды вместе с вещами. Девушка вышла в круг и подошла к девушке, приобняла её и попыталась успокоить. Если бы взглядом можно было убить, то Белла тотчас же упала бы замертво, но такой магией служитель бога к счастью не обладал.
- Сообщники! Еретики! Защищать ведьму взялись? Никак сами нечистым промыслом занимаетесь, - взвился он пуще прежнего, занося хлыст для удара.
С его позиции достать женщин в обход широкоплечего высокого мужчину было сложно, но гнев уже возобладал над разумом. Народ почуял веселье и стал подтягиваться к площади, из толпы все чаще звучали выкрики, подначивающие обе стороны наконец начать действовать. Кто-то болел за Биста, иные свято верили в праведность деяний инквизитора, а девушка горько плакала и дрожала в руках Красавицы, тихо нашептывая, что не виновата. Белла погладила его по растрепанным волосам и прижала к груди, вопросительно взглянув на супруга. Ну, теперь они оба в этом по самые уши и дороги назад нет.

+2

15

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA] Чудовище все понимал, парнишке надо попыжиться. Ну кто, в конце концов, в этом возрасте таким не страдал? Даже его самого это не обошло. Но совсем другое дело, когда твой выпендреж затрагивает жизни людей, причем определенно невинных. Которые, строго говоря, вообще отношения к твоему эго не имели. Такого спускать было нельзя. Бедный-бедный Зверь, столкновение с реальностью местных прав и свобод для него будет жестким, очень жестким, и дело тут вовсе не в намечающейся драке.
Он спокойно наблюдал за тем, как юнец отчаянно пытается выкатить яйца и только прикрыл глаза, когда тот заорал во всю мощь своих инквизиторских легких. Если он думал, что из-за набранного в грудь воздуха, покажется более внушительным, то был неправ. Поддержка толпы не слишком раззадоривала, но, так или иначе, было приятно. Стало быть, кто-то еще не был полностью запуган властью насилия, и шанс на жизнь в нормальном по меркам Чудовища мире все еще существовал.
- Нет, сынок, это ты кто тут такой, чтобы от имени Бога людей карать? Он сам тебе так велел? А почему это никто не засвидетельствовал? - каратель не ответил, слишком занятый возней, которая, видимо, подразумевалась, как охота на ведьму в сопровождении грязных ругательств.
- Не отвечаешь, сучий сын? Не можешь ответить! - Чудовище и не заметил, как к его могучей тени, закрывавшей жертву одержимого верой придурка прибавилась еще одна, хрупкая и изящная. И ему не хотелось на нее смотреть. Как бы то ни было, а он сделал именно то, от чего носительница той тени предостерегала, и теперь она бесстрашно ввязалась в проблемы вместе с ним, без раздумий жертвуя своей репутацией и безопасностью. Да, это была его Красавица, и все равно перед ней было очень и очень стыдно. И, что самое неприятное, Бист знал, что это только начало длинной и мучительной череды неловкостей, провинностей и прочих проблем, которые он со своей проблемной адаптацией ей принесет. И это только сегодня! За один вечер!
Мужчина проследил за неловким, совершенно неумелым замахом, перехватил запястье на полпути, поморщившись от легонько хлестнувших его хвостов плети, за полтора шага оказался за его плечом, и с силой заломил за спину руку, толкая противника на землю. Нет, калечить он его не будет. Слишком много чести. Но вот жизни поучит с удовольствием. Нужно ведь соизмерять, на кого рискуешь поднимать руку.
- Докажи, подпесок. Или твой поганый рот способен только на грязную ложь?! - прорычал Зверь, увеличивая рычаг залома и не давая суетливым движениям свободной руки врага достать его. Он знал, что это было больно, но того и добивался вопреки своему обычному подходу, при котором в драке следовало экономить движения, действуя максимально эффективно. Здесь был немного иной случай, а значит и тактика.

+2

16

[AVA]http://savepic.su/5797964.jpg[/AVA]Красавица была не из тех, кто стоит в стороне, в этом её супруг мог даже не сомневаться. Его возвращение пробудило Беллу от затворничества и превратило из безразличной слушательницы городских сплетен в непосредственную участницу событий. Как только она заключила его в свои крепкие объятия, о безопасности можно было забыть. Да и зачем ей эта безопасность?
Неудавшийся носитель божьей воли страстно поцеловал пыль под ногами Зверя. Он пытался вырваться, сыпал самыми срамными проклятиями и угрозами в адрес обидчика, девки и всех окружающих его людей, но в его положении было слишком мало угрозы, чтобы кто-то воспринял верещание серьезно. Люди обступили их плотнее, какая-то сердобольная бабушка с сильным ароматом бузины, исходившим от её темно-зеленого наряда и совершенно белых волос, протиснулась между зеваками и умыкнула трясущуюся «ведьму». Они обменялись с Беллой понимающими улыбками, последняя не собиралась оставлять своего любимого мужа снова.
Инквизитор продолжал извергать угрозы, обещая вздернуть, сжечь и вообще искоренить это гнездо ереси, но вот его рука начала смачно похрустывать в могучей хватке Биста, и крики сменились воплями боли. Его верный конь фыркал и переминался с ноги на ногу, но помогать нерадивому хозяину не спешил, видать побаивался плети.
Красавица вмешалась раньше, чем суставы бедолаги оказались вывихнуты. Девушка подошла к любимому и положила руку на его плечо.
- Кажется, он уяснил урок, - её голос прозвучал удивительно доброжелательно.
Инквизитор попытался извернуться и посмотреть на неё, но смог лишь краем глаза различить темноволосую фигурку за спиной грязной деревенщины. Если бы взглядом можно было убить… она бы точно уцелела, вместе с обидой и гневом в нём читался и страх. Кажется, до него начало доходить, что кроме плеча ему могут ещё и шею свернуть, и никто не найдет после его хладный труп, а люди все как один скажут, что ничего-то не видели, ничего не знают, все тут на одну морду.
- Вы же не будете так больше, сэр инквизитор?
И ему ничего не оставалось, кроме как уткнуться в пыль и, крепко сжав зубы, кивнуть. Он ещё доберется до них, всех перевешает, но доберется!
И Красавица это прекрасно понимала, на какое-то время им предстоит затаиться подальше от гнева религиозных фанатиков. Да и милому надо бы познакомиться с новым миром в менее радикальной форме. Девушка мягко погладила шею любимого мужа костяшками пальцев. Какой же он был проблемный со своими рыцарскими замашками, но видит Бог, она обожала его за это всем сердцем. Рядом с ним самой хотелось быть лучше, человечнее, не это ли есть настоящая любовь? То чувство, что облагораживает тебя, помогает развиваться.
- Вот, он все понял, пойдем отсюда.

+1

17

[AVA]http://s0.uploads.ru/6Hhwv.png[/AVA] Нет, это было несерьезно! Только он вошел во вкус, как уже следовало заканчивать. Поймав себя на мысли, что он бы с удовольствием продолжил превращать зарвавшегося парня в отбивную, Чудовище даже слегка опешил. Это было скверно, это было очень и очень скверно. Такого "подарка" от проигранной войны он точно не хотел, но жизнь не спрашивала.
- Точно? Ты уверена? - на всякий случай переспросил Зверь жену, пропуская мимо ушей скулеж и проклятия противника, - А мне кажется, судя по его словам, он пока еще вообще ничего не понял. Или я ошибаюсь? - Последний вопрос был обращен к бравому охотнику на ведьм удивительно ласковым и ничего хорошего не предвещающим тоном. Мелькало в Звере время от времени что-то эдакое. Красавица знала этот голос и этот взгляд, и ненавидела их, мечтая полностью вытравить из супруга всю эту муть, что вкрадчиво шептала в его голове: "Ты ведь такой большой и сильный! Ты можешь решать, когда людям будет больно. Ты можешь получить все, что захочешь, просто сожми руки сильнее! Ты всегда имеешь при себе эту власть, воспользуйся же ею!"
Мужчина тряхнул головой и без особого приложения сил отшвырнул от себя несчастного, взметнув облако танцующей в закатных лучах солнца пыли. Да, этим явно не стоило увлекаться.
Между тем, толпа вокруг них начала беспокоиться сильнее, чем до начала или во время этой короткой драки. Дело в том, что пока у событий было 2 главных героя, остальные оставались в безопасности в качестве свидетелей. Теперь же, когда парочка воссоединившихся супругов собиралась спешно покинуть место действия, а попросту, смыться, кому-нибудь пришлось бы срочно брать на себя ответственность. Причем спектр проблем был обширным: от разбирательств с товарищами инквизитора (пусть даже и не прямо сейчас) до необходимости удержать ретивого охотника на ведьм от расправы над кем-нибудь, кто сдачи дать не сможет. Кое-кто активно подбадривал Зверя продолжить дело, дабы доброжелателя с площади можно было уже только вывести, но никак не выпроводить, другие проклинали за созданные проблемы. Понять можно было и тех и других.
Пока растерянный народный герой пытался сообразить, как именно будет поступить лучше и, желательно, как можно быстрее, через толпу уже протискивалась носительница весьма нетривиального, но вполне рабочего варианта: сопроводить чету обратно в ратушу для проведения воспитательной беседы. Волосы ее были черны, как смоль, а от голубых глаз веяло морозцем, ясно свидетельствующим о том, что даже если мистер Бист и старался вести себя в этом мире правильно и согласно инструкциям, у него явно ничего не получилось.

0


Вы здесь » Fables Within » Глава третья: День Памяти » [март 1630] Welcome back again


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC