Вверх страницы
Вниз страницы

Fables Within

Объявление

ОЧЕНЬ ЖДЕМ:Джека Хорнера, Волчат и Принца Чарминга
МЭРИЯ ГОРОДА ИГРОВОЕ ВРЕМЯ:
июль 2015
Добро пожаловать на ролевую игру по комиксам «Fables», где герои сказок и легенд живут рядом с обычными людьми. Вы можете подробнее ознакомиться с сюжетом в соответствующей теме, или задать вопрос в гостевой.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables Within » Архив личных эпизодов » [17.06.2015] Убить Пэна vol.3


[17.06.2015] Убить Пэна vol.3

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: 17.06.2015
Место и время: апартаменты Питера Пэна, Фейблтаун, Нью-Йорк; поздний вечер
Участники: Peter Pan, rose red aka Wendy Darling
Описание: рано или поздно маленькие викторианские девочки вырастают, и взамен образцовых матерей получаются охотницы за головами. Еще маленькие девочки очень хорошо все помнят и очень хорошо умеют мстить. Питер, дорогой Питер, ты же не обидишься, если маленькие девочки подрежут твои нежные трепещущиеся крылышки?

[NIC]Wendy Darling[/NIC]
[STA]there's no easy way out[/STA]
[AVA]http://i058.radikal.ru/1507/5b/9722076f2e19.gif[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/5ad39a28c870b53f70dba7236a82e1ef/tumblr_nlkzhxz4S41u7kqn4o1_400.gif https://33.media.tumblr.com/ed195d2212db764d253e9d9627f122a1/tumblr_nlkzhxz4S41u7kqn4o3_r2_400.gif[/SGN]

+1

2

Венди Мойра Анжела Дарлинг, известная в определенных кругах как просто Венди, не работала по-мокрому. Ее теперешние клиенты были излишне изнежены атмосферой 21-го века; жмурились на фильмах Тарантино, сквозь глаза наблюдали за хоррор-сагами, а уж старому доброму разбору полетов предпочитали девчачий ковер или новомодные таблеточки с ядом. Венди грустно вздыхала и подпирала щеку кулаком, вспоминая старые добрые времена, когда закоулки Чикаго заполнялись кровавыми реками, на все западное побережье гремела слава Дельфины Лалори, а отрезанные части тела подносились в подарок воротилам бизнеса точно так же, как сегодня направо и налево раздаются бутыли с виски. Сегодня лишь итальянцы способны выдержать презенты в виде обугленных ушей или же посиневших пальцев, и то, в дань классическому кинематографу, а никак не собственным прихотям.
Гуманизм человечеству на пользу не шел.

Но Венди Мойре Анжеле Дарлинг не приходилось жаловаться на зарплату, оборудование и - порою, что удивительно - задания. Пальчик молодой девушки обрисовал давно знакомую ухмылку, скользя коготком по глянцевой бумаге; Венди даже облизнула кончик. Кровь Питера Пэна ей очень хотелось попробовать на вкус. Фея долго звенела бубенчиками и наконец-то залетела в клетку; а Венди своего упускать не собиралась.
Профайл Пэна покоился в светло-коричневой папке из плотного гофрированного картона; на обложку, в качестве забавы, она приклеила вырванную титульную страницу из всемирно любимой книги сэра Джеймса Барри. Вэндс очень аккуратно рассортировала документы по прозрачным плотным файлам; вот краткая сводка о самом Питере, копии поддельного паспорта и заграна, галерея снимков Пэна - вот он около своей любимой булочной, через полтора квартала от места жительства, вот он перед входом на работу, выбрасывает картонный стаканчик из Starbucks, вот он и на деловом бизнес-ланче в ресторане Джейми Оливера; все фотографии, сделанные на оптику с фокусом 500 мм, расположены в хронологическом порядке; чуть дальше - примерное расписание передвижений Пэна на неделю вперед. Корректировки Венди вносит после ежедневной прослушки рабочего телефона секретарши.

Венди скалит зубы и кипящий адреналин успокаивает стаканчиком текилы, медленно опустошая свои алкогольные запасы; перекатывая хрусталь в пальцах, она закидывает ноги на стол и представляет лицо Пэна в паре миллиметров от своего, вспоминает мимику, чувствует запах леса, а затем по миллисекундам рассчитывает, как и когда она подпортит такое красивое личико. Интересно, без чего ему будет жить легче - носа или... "Никакой излишней жестокости или изощренности," - вспоминает она наказ своего жирного клиента и разочарованно вздыхает. Ничего. Питер стоит одного упущенного гонорара.

Во вторник вечером статная брюнетка со стрижкой каре, в огромных солнцезащитных очках-мухах и небесно-голубом комбинезоне, обвешанная золотыми блестючками, вальяжно затопала по лестнице Вудленда на предположительно десятый этаж - именно по вторникам к одному из постояльцев постоянно бегали девочки по вызову. Консьерж, искоса бросивший взгляд на разгульную девицу, широко зевнул. Камеры лицо не засняли.
Уже на третьем пролете, облегченно выдохнув, Венди быстро сбросила камуфляж, переодевшись в свои родненькие армейские ботинки на шнуровке и рабочую одежду, включая кожаные перчатки. Два ручных ножа в обувь, калибр 5.7 в куртку, набор чудных отвлекающе-галлюциногенных зелий от волшебников за пояс,  зеркалки на переносицу. Венди и носик не забыла попудрить - подкрасила губы вишневым блеском, подвела глазки, обильно надушилась диоровским ароматом с запахом лилий.
Чудесно. К свиданию готовы.

То ли Пэн действительно о своей безопасности не пекся, то ли технологии двадцать первого века и впрямь отупели, но в квартиру заказанного она попала за пять минут. Даже пылинки не успели осесть на брюках. Венди тихонько прикрыла дверь, два раза повернула замок и, убедившись, что жалюзи наглухо закрыты, щелкнула выключателем. Чуть присвистнув - квартирка оказалось очень даже сносной - Вэндс быстро припомнила расположение комнат, осмотрела каждое помещение, потенциальные предметы самообороны засунула по ящикам, убедилась, что ножи не заточены и в целом само окружение представляет собой... идеальное помещение для человека ее профессии.
Выключатель щелкнул опять и трудовые будни начались - их Венди решила отметить банкой пива. На вкус пивко напоминало ослиное ссанье и пришлось всю дрянь выпивать залпом, а потом еще и рот водой полоскать. Венди, утершись рукавом, плюхнулась на кресло в дальнем углу гостиной и закинула ноги на тумбочку. Настенные часы мерно отсчитывали каждую секунду. Венди ждала.
Пэн появился на пятнадцать минут позднее ожидаемого - и Венди, притихнув в углу, наблюдала глазами и ушами, как бегает полоска света по лакированному паркету, как шуршат ботинки, как слышится чье-то недовольное бормотание. Сейчас хозяин дернет за выключатель, но он не сработает - наверное, перегорел, подумает он, ну не перерезал же провода нанятый киллер, и сделает ровно семь шагов к торшеру. Так он и поступает. Венди, чуть склонив голову, наблюдает за манипуляциями худосочной фигурки, а затем бархатный голос раскатывается по помещению.
-Здравствуй, Питер, - каждое слово сиропом льется и перезванивает колокольчиком, -пиво у тебя дерьмовое.
Венди очаровательно улыбается - то есть на самом деле выходит оскалбина пираньи - и задорно машет пальчиками.
Веселье только начинается.

[NIC]Wendy Darling[/NIC]
[STA]there's no easy way out[/STA]
[AVA]http://i058.radikal.ru/1507/5b/9722076f2e19.gif[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/5ad39a28c870b53f70dba7236a82e1ef/tumblr_nlkzhxz4S41u7kqn4o1_400.gif https://33.media.tumblr.com/ed195d2212db764d253e9d9627f122a1/tumblr_nlkzhxz4S41u7kqn4o3_r2_400.gif[/SGN]

+3

3

[audio]http://pleer.com/tracks/69923164Svm[/audio]

Для вечного мальчишки с приблудного острова беззаботного детства играть во взрослого было увлекательнейшей забавой. Ведь это так весело: ты выглядишь, как взрослый, ты ведешь дела, как взрослый, ты даже имеешь свой счет в банке и своего парикмахера, с тобой здороваются люди, обращаясь к тебе «мистер Пэн», у тебя есть твоя любимая кондитерская и булочная, твой любимый сорт алкоголя и любимый ночной клуб. Да, Питер любил играть. Да, Питер играл с удовольствием и душой. Оказалось, что мир взрослых – это мир детей, которые почему-то считаются взрослыми. Питер не знал, кто именно это придумал и почему нормалы ведут себя так странно и считают это таким нормальным, но протестовать не собирался. Это был его рай.

Питер любил возвращаться домой после работы. Было в этом что-то от красиво нарисованной детской игры. Когда тени от домов и людей становятся длинее и солнце совсем низко над горизонтом и так тепло и весело, ведь рабочий день закончен, теперь все хотят просто поиграть. А какая же игра без Питера Пэна? С легкостью лавируя между людьми, Питер катился на ободранном слева скейте и насвистывал очередной вброс поп-культуры. Гадость, кто ж спорит, но прилипчивая и почти безобидная. Свернув в свой район, Питер замурлыкал еще громче, как же ж пройти спокойно мимо самых морально устаревших образцов и не спеть что-нибудь из «да, детка, давай жестче»? Не по-питеровски это, нельзя так разочаровывать публику. Не забыв помахать рукой соседям и громогласно их поприветствовать вечный мальчишка эффектно затормозил у парадной, подхватил скейт и был таков.

В гулкой тишине коридоров Пэн беззаботно протопал до собственной квартиры и увереным жестом распахнул двери. На этом беззаботное настроение испарилось, ибо обояние уловило ненавистный аромат лилий, которого просто не могло быть в этой части Фейблтауна. Смертников знаете ли по близости не наблюдается. Не наблюдалось, поправил сам себя Пэн, стараясь двигаться все также расслабленно и неподозрительно. Скейт к стенке, ключи на полку, свет включить. Со светом вышла заминка номер два, но для того, кто его поджидал явно казалось, что номер один. Сценарий был вполне себе неплох и мысленно Питер даже поапплодировал антуражу. Как и положено ценителю с бо-ольшим опытом постановок, он отдал должное организации и подготовке мизансцены, и приготовился к следующему акту Марлезонского балета. В сумраке квартиры, Питер громко протопал к торшеру, наслаждаясь каждой секундой перед концертом, и не был обманут в своих ожиданиях. Приторно-сладкий голос под стать вонючим духам разлился по его лофту, заставляя прищуриться от удовольствия предстоящей игры. Вечер обещался быть томным, господа присяжные заседатели.

- Ве-е-е-нди, золотце. – Абсолютно искренне  улыбается Питер, словно встречая долгожданную гостью, лишь слегка припозднившуюся в пути. – У тебя все также хреново с манерами, детка. Пиво надо приносить с собой. – Пэн назидательно поднимает указательный палец и тыкает им в сторону кухни. -  Но так и быть, в следующий раз, не забудь, - он делает мхатовскую паузу, -  твоя полка в холодильнике вторая снизу. Там температура лучше всего.

Игнорируя подобравшуюся словно кобра девушку, Пэн неторопливо стягивает с себя кожанку, задумчиво замирает посредине комнаты, похлопывая себя пальцами по подбордку, делает «о» губами и чуть ли не полностью пропав в проеме между диваном и стенкой, включает настенные бра. Так будет театральнее, довольно фыркает Пэн, склонившись и оттряхивая колени. Повернув голову к Венди, Питер внезапно восклицает:
- О, крутые ботинки, - склонившись к ногам слегка опешившей девушки, Пэн тут же отодвигается, дабы не прилетело этими же ботинками в переносицу. – Я одобряю, тебе идет этот стиль. ДокМартенсы, нет? – Трепаться ни о чем парень может часами, но сейчас он просто не меняя интонации спрашивает, - так чем обязан, птичка Венди? Кто ж такой добрый начирикал тебе про меня?
Пока Дарлинг то ли собирается с ответом, то ли с духом, то ли с пистолетом, дабы вынести ему мозги, Пэн открывает себе банку пива и отпивает, успевая посокрушаться себе под нос о полном отсутствии у девушек вкуса к благородному напитку. Ладно Пэна она ненавидит, а Гиннес то чем провинился?

+2

4

Венди склоняет голову набок и внимательно наблюдает за Пэном. В памяти у нее все стерлось, как-то помутнело, словно взяли негатив, да еще и поцарапали, растворили в кислоте; она как будто с новым человеком, чьи повадки стоит изучить. И вроде бы все так же неуклюже двигается, со своими нескладистыми перерощенными конечностями, все так же визгливо что-то скандирует, но некие детальки, как, к примеру, печальная морщинка между бровей, когда он пытается претендовать на колкость, всплывают вновь и Венди вспоминает-запоминает; все впитывает, как губка. Она скучающе задирает подбородок вверх и показывает язык мерзкой люстре, годов эдак из семидесятых, с поношенными замызганными кристалликами и облезшей позолотой.
Но птичка Венди, и она снова в упор острой бритвой вперяет взгляд в Пэна.
Ни одна его грубость не подействует на нее так.

Неверленд, очень-очень давно

-Питер... Питер, выпусти меня! Ты не можешь держать меня здесь! Ты не имеешь права!
Венди Дарлиг, 11-летняя девчушка с пухлыми хомячьими щечками и нечесанными патлами, думает, что ее держат в чем-то, напоминающем колодец. Земля под босыми ступнями сырая и мокрая, но стены обиты серым камнем, который щекотно крошится в пальцах. Венди очень холодно и она еле-еле согревается, растирая руки ладонями; она дрожит, кусает губы до крови и плачет. Слезы скоро заканчиваются, как и силы; уже несколько дней она не брала в рот ничего более корочки хлеба.
Такая у Питера новая игра.
-Это не Питер.
Крышка открывается и впускает свет в темницу; Венди жмурит глаза и тщетно пытается разглядеть макушку. Над темным силуэтом сияет полная луна и несколько молочно-белесых звезд, и лишь по голосу она понимает, кто с ней говорит, и кто сейчас бросит скудный кусочек хлеба.
-Феликс, пожалуйста, позови его. Прошу... Скажи ему, что я буду играть... По правилам. Что я больше не ослушаюсь его...
Раздается смех, дикий и несдержимый, и Венди хочется скрутиться клубочком, заплакать и уйти под землю. Питер считает, это смешно - но ей так совсем не кажется. Ей страшно. Она хочет домой, к маме и папе.
-Что-что ты сказала, птичка Венди?
Веселая мордашка Пэна свисает из-под круга над головой и Венди беспомощно тянет к ней руки, в немой просьбе.
-Питер. Умоляю. Я буду играть по правилам. Я...
Смех усиливается, а крышка водружается на место. Венди Дарлинг снова погружается во тьму.

Сейчас

Венди выходит из мимолетного оцепенения и хищно скалит зубы. Она - не жертва, она - охотник, она правит бал в джунглях. Кто он такой, этот Питер Пэн, чтобы указывать ей? Этот юнец всего-то и может, что слюнями измазывать карты, и она его приструнит.
В такие редкие моменты у Венди немножечко темнеет в глазах, а затем - затем она плотно сжимает губы и смеется. Очень тихо, ровно и совсем не страшно, словно над очередной плоской шуткой Барта Симпсона. Но внутри - внутри у Венди плещет самое настоящее море смерти, а акулы плавают вокруг, жажда пищи. Загнанная жертва, обретшая славу, желает лишь одного - мучителя не убить, но дать сполна прочувствовать каждый выдох при проломленных ребрах.
И пока Пэн отправляется нарабатывать себе пивной животик, Венди закатывает глаза и полушепотом поет:
«тили – тели, тили – тели, - птички пели, взвились, к лесу полетели; стали птички гнезда вить, кто не вьет, тому водить».
А затем, стоит ему пригубить это мусорное пойло, она отсчитывает ровно две секунды. Следует выстрел.

Венди плавным, отработанным движением, па номер два, балет идет на бис, выуживает пистолет и за десятую долю секунды спускает курок.
-Солнышко, не переживай, я пришла не потрошить тебя. Моему заказчику это не очень понравится, но, я слышала, простреленная коленная чашечка - это невыносимо больно.
На самом деле, Венди это знает - ей простреливали. Впервые лет за сто двадцать она от были выла, каталась и мечтала сдохнуть. Конечно, не так, как на острое - там, брошенная, замерзшая и голодная, в какой-то момент она перестала разговаривать с ангелами и съела червяка. Тогда ей было страшно. Боль она научилась терпеть - восстанавливалась аж целых четыре месяца. Интересно, а он быстрее сможет?
Когда Питер падает на здоровую ногу, она кошкой подпрыгивает к нему и, чуть отведя правую ногу за левую лодыжку, шестая позиция, на подходе танец маленьких лебедей, почти неслышно проводит подошвой по воздуху. Носок врезает в челюсть Питера и слышится хруст; пара алых капелек орошает ковер. Венди неторопливо наклоняется и подбирает откатившуюся железянку, спасая добрую половину наполнимого.
-Я тоже рада тебя видеть, феечка.
Она внимательно держит паренька в поле зрения и обходит по часовой стрелке, высчитывая каждый шаг. Может, он даже съязвить успеет - только она не услышит, в висках все так и будет колотиться птичка Венди.
Второй удар приходится пяткой и уже на другую скулу, тогда, когда он пытается утереть жидкость с первого пострадавшего места, хруст усиливается. Брезгливым пинком она отпихивает тушку подальше, чтоб откатился. Банку Венди аккуратно сжимает в ладонях и шумно отхлебывает глоток. Дрянь, но прополоскать горло - сгодится.
Она завороженно наблюдает за мелкими багровыми бисеринками. Но нельзя долго любоваться - лишь отпечатать в памяти. Она пока что на работе.
-Питер-Питер, ты знаешь, что ты разозлил очень плохих ребят? Они, конечно же, не синебородные извращенцы, но нормалы чересчур опасны в своем желании алчности, опасней нас. Скажи мне, Питер, вот надо было тебе влезать в разборки диллеров? За что ты так бедного Дилана? Паренек ведь, если посудить, Ромео наших дней. Мне тут начирикали, ты заделался толкать траву... Или что потяжелее? Потяжелее, конечно же, ты по-крупному играешь, чтобы потом всю задницу отбить, ну когда упадешь. Ай-ай-ай, плохой мальчик, тебя надо на-ка-зать.
И бутсы еще раз рассекают воздушное пространство - но уже не по мордочке, а мягкой ткани живота, прямо в центр печенки.
Венди ждет. Ей хочется услышать тот самый смех Пэна и насладиться им сполна - ей хочется увидеть, как в сломанной челюсти смех превращается в сдавленное ржание. Ей хочется быть причиной всех страданий и несчастий Питера. Ей хочется быть его немезидой.
Ей хочется выпотрошить из него все дерьмо, всю гниль и заставить заплатить за все. Даже за этот блевотный ковер, издевка над всей ткацкой мировой промышленностью.

[NIC]Wendy Darling[/NIC]
[STA]there's no easy way out[/STA]
[AVA]http://i058.radikal.ru/1507/5b/9722076f2e19.gif[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/5ad39a28c870b53f70dba7236a82e1ef/tumblr_nlkzhxz4S41u7kqn4o1_400.gif https://33.media.tumblr.com/ed195d2212db764d253e9d9627f122a1/tumblr_nlkzhxz4S41u7kqn4o3_r2_400.gif[/SGN]

+2

5

Желающих почикать Пэна за столько времени набралось вагон и тележка, так что намерение Питера прояснить картину бытия было вполне себе логичным и объяснимым. Точно таким же неизбывным было желание, умение и привычка Питера выпендриваться. Выпендриваться и провоцировать людей, нелюдей, какая к лешему разница? Главное и бесценное, - это реакция подопытных. Питер – коллекционер, коллекционер страстный, с прекрасной памятью и истинно научным подходом. Он отлично помнит, когда впервые назвал Венди птичкой и с удовольствием отмечает попадание. Правда практически сразу после этого попадает уже она в него. И это, блять, больно.

Питеру больно и становится еще больнее, когда тяжелый ботинок таки прилетает ему в челюсть, добавляя феерических ощущений в копилку. В такие моменты остается только благодарить собственную живучесть и вовремя прикушенный язык, ибо кричать от боли хочется до слез, но гордость не позволяет. Гордость и кажется почти что откушенный язык. Зубы у Пэна всегда были острыми и теперь он поимел возможность лично в этом убедиться. "А девочка-то выросла", думает про себя парень, и тут же получает повторное подтверждение данному факту. Хорошо хоть ковер достаточно мягенький, дабы поваляться в свое удовольствие, почти не грязный, почти каблуками не истоптанный. При неуместном воспоминании о последних каблуках, которые топтали этот ковер, Пэн сдавленно хихикает, но тут же берет в себя руки. В коленки.

Адская боль от простреленного колена разумеется не позволяет с чувством собственного достоинства занять вертикальное положение. Но вертикальное положение Питеру до фени, а вот возможность левитировать свое бренное тельце на кожанный диван в центре очень даже в тему. И горизонтальненько и эстетичненько. Пэн доволен, как никогда – красное на белом прекрасное сочетание, если вы не вино мешаете. А так запрокинутое бледное лицо с размазанной кровью, белый диван, - классика же. Пивка бы еще. Банку. Но увы, как бы не плевалась Венди, а Гиннес все-таки нашел свой путь к ее желудку и все, что остается Пэну, так это горестным вздохом проводить свою темную мечту.

- За Дилана значит.. – Местный недонаркобарон морщится, стараясь вообще не шевелиться, дабы не тревожить колено и заодно проверяет языком наличие зубов в верхней челюсти. Стоит отметить, что он все еще весьма удачливый ублюдок. Некоторые вещи просто так не меняются, да. – Странно-странно, я вообще-то ожидал большего оживления от Аматти, но кто ж этих простаков поймет. – Питер насмешливо фыркает, почти шипя от боли в разбитых губах. Почти. Так шипит змея, загнанная в угол и предостерегающая перед своим последним броском. Чаще всего смертельным.

- Хотя скорее просто поскупились. Птичка ведь недешево обходится. – Облизывая нижнюю губу, Пэн улыбается страшной, некрасивой улыбкой. По-джокеровски кровавой, спасибо милой девочке Венди, которая не пожалела ни ножек своих, ни ботиночек остромодных. – А вот за Ромео не надо мне здесь. Парниша сам в петлю полез, никто ему табуретку не подталкивал. – Питер коронным движением поднимает левую бровь и презрительно смотрит на Венди, чуть склонив голову. Света достаточно, чтобы рассмотреть не только фигуру, затянутую в кожу, но и лицо. Питер помнит как Венди-девочка умеет плакать и просить, но девушка перед ним старше, злее и опаснее. А еще она совершенно точно не собирается плакать. Скорее хочет заставить плакать его. Питер восхищен, какова эпидерсия, а? Какова смена имиджа и перемена мест. Браво, маэстро. Но еще Питер зол. Очень, очень зол, а это значит – жди беды.

+3

6

Услышав наметки на смешки, глаза у Венди расширяются. Она похожа на наркомана, склонившегося за дозой; еще. Ей нужно увидеть отчаявшегося Питера Пэна. Ей нужно... Ах, как ей нужно!
-Ну как, нравится тебе мой новый образ? Я специально приоделась.

Работать Венди предпочитает в комфорте, а потому скидывает куртку и аккуратно, расправив плечики, вешает на стул. На нос вновь цепляет очки. Она не торопится и двигается плавно, аккуратно, подобно пантере - чувствует, что ситуация ее. Под контролем. Такое сладкое ощущение, словно взбитые сливки на кончике языка, ласкают душу и сиропом льется на сердце. Венди точно выверяет каждый шаг, следит за Питером и не обдумывает действия  - она живет ими. Венди прекрасно знает, что ей делать дальше.

В голове у нее перемешивается настоящее с прошлым и она не понимает, какой сегодня день, час или год. Возможно, они на острове вновь, и это - трюм Крюка, а может, они и в ее старой комнате, в доме некогда родителей. Венди не заботят все эти детали, и слова Пэна, в общем-то, не заботят; легким движением руки она подхватывает его за шкирман и сбрасывает с дивана, через спинку. Туша катится по полу, а девчонка, забравшись на подлокотник, прицеливается и стреляет в плечо рабочей руки. Левша. Она помнит.

-Видишь ли, Питер, - Венди вскакивает на ноги и тяжелой ногой рассекает паркет. Подобно гремучей змее, она обходит Питера - и еще раз ударяет, но уже между ног. Не сильно, не нарушая мальчишескую гордость, хотя смешно представить, какое там сокровище - легонечко, лишь чтобы он инстинктивно скрестил руки - и вот тогда Венди почти неслышно прижимает к полу левую руку. Плечо прострелено и сочится кровью, а кость хрустит. Перелома не будет, но легкий вывих и боль обеспечены.
-Мой клиент так не считает. По правде говоря, ты для него - выходец из каких-нибудь там манхэттовцев, учился в Йеле или типа того, играешься с водяными пистолетиками, но мы-то оба знаем правду. Ты все просчитал. Так вот, Питер, слушай внимательно, что ты сделаешь - иначе в следующий раз они пришлют кого-то менее милосердного. Ты выйдешь из игры. Поначалу. Ты скроешься в тени и затаишься, а затем, когда ситуация несколько изменится, станешь инвестором. Вольешь денежки в предприятие Амати. И все будут счастливы.

-Видишь ли, Питер Пэн, - Венди присаживается на корточки и подводит лицо близко-близко. Отпивает еще пива и, сжав рукой, отбрасывает в сторону, -мы оба знаем, как ты любишь играть. Принимай это... За новое поле. Тебе ведь, - она проводит большим пальцем по скуле и, облизнув палец, стирает кровь около виска, непонятно как попавшую настолько высоко, -нетрудно. И почтишь память Дилана. Будь хорошим мальчиком. Наказывать тебя уже не будут. Ах да, еще кое-что, мне нужны бумаги о предстоящей партии. Говори.
И Венди, резко выпрямив спину, стреляет два раза совсем рядом с ухом Пэна.
-Или я вышибу твои мозги. Не поверишь, сколько времени займет их восстановление.
Питер пока молчит, но косится в сторону кухонного шкафа и Венди замечает этот мимолетный взгляд. Переступив через тушу, она направляется к буфету и резко раскрывает створки. Чашки, чашки. Ложки. Мука. Мука-то здесь... В пакетике, среди белого помола, обнаруживается целлофановый пакетик; конечно же, товар не обозначен как drugs, но важно ей не это.
-Спасибо, сладкий.

Венди, подцепив куртку пальчиком, затянутым в перчатку, повязывает рукава вокруг бедер и провиливает к двери.
-Ах да. Еще кое-что.
Последнее необязательно, но... Но... Венди оценивает положение Пэна и прицеливается. Два выстрела в люстру. Махина качается, вздрагивает, и, в лучших традициях "Призрака Оперы", летит на пол. Хрусталики разбиваются, осколки летят в сторону; часть из них вцепится в кожу Пэна, небольшой процент попадет на щеку, а одна загогулина, увешанная шарами, придавит уцелевшую ногу.
Венди внимательно осматривает поле битвы и уголок рта дергается вверх.
Все так просто.
-Ну, я пошла. Скучно с тобой. Не весело.
И, чуть развернувшись, она делает еще два шага к двери.

+1

7

[audio]http://pleer.com/tracks/4413079gJol[/audio]

Нельзя недооценивать противника, нельзя быть до конца уверенным в своей полной и безоговорочной победе, нельзя расслабляться до тех пор, пока не убедился, не перепроверил, не пустил пулю в лоб. Нельзя играть в игры и нарушать их правила. Cheaters never win. Питер почти разочарован тем, как быстро закончился этот раунд. Почти потому, что боль нестерпимая, а при всех своих недостатках мазохистом он никогда не был. Сначала колено, теперь плечо. Сначала пиво, теперь люстра. Пэн с трудом сдерживается, чтобы не зарычать. Его любимая люстра с гребанными хрустальными подвесками! Он столько ее искал, столько ругался с поставщиком, а затем с перевозчиком и весь этот труд был теперь так бездарно разгромлен свихнувшейся девчонкой.
Аматти. Питер зло улыбается, он в очередной раз оказался прав. Peter Pan never fails. Он все верно рассчитал, расставил фигуры на доске, просчитался лишь в одном. Не смог угадать, кто придет по его душу. Впрочем, вздрагивая всем телом от боли, парень ухмыляется, это без сомнений стало неприятной приятной неожиданностью. Зато как удачно все прошло, стоило признать несомненные таланты Венди в умении быть простым, толковым исполнителем. Сказано – не убий, выполнено. Сказано – найти, найдено. Сказка. Но с каких пор в этом мире все стало так просто? Нет, Питер покачал головой, рассуждая сам про себя, осталось все же что-то от викторианской девочки в глубине Венди Дарлинг. Совсем крошка, пылинка, но осталась. И выиграть она не сможет. Не сможет по той простой причине, что игру начала не она, как казалось наемнице, а он. Мало быть просто хорошим солдатом. Для того, чтобы побеждать, надо быть стратегом. Или просто bloody demon который развлекается за счет простаков, устраивая себе представление с марионетками. Но как же удачно на его спектакль завернула Дарлинг! Подарок судьбы, не иначе. Подарок, от которого нельзя так просто отказываться. И отпускать Венди, которая считала, что выиграла, думала, что она уже пересекла финишную черту и теперь все кончено, можно отдышаться, попить водички, выслушать благодарного и гордого тренера, - отпускать ее Питер не собирался. Рано еще его птичке улетать.

Наглая девчонка, увереная в собственной непобедимости да хорошей фигуре (как бы она не целилась, а глаза у Питера, пусть и залитые кровью, остались на месте), уже протянула было руку к входной двери, когда Пэн сумел вывернуться из-под упавшей люстры. Подхватив правой, можно сказать ни разу не раненой и гхыр с ней, что не рабочая, рукой осколок стеклянного столика, Пэн со всей силы метнул его в прелестную голову Венди. В голову девушки, которая разбила его сердечно-любимую люстру. Разумеется, в голову он ей не попал, но это и не было его первоначальной целью, так что будем считать все удалось. Дарлинг замерла на месте и с насмешливой улыбкой обернулась. При взгляде на Питера улыбка девушки стала откровенно издевательской, надменной. Еще бы. Ничто так не радует, как вид побежденного врага, тут Пэн понимал ее как никто. И собирался по полной программе насладиться своим выигрышем. Приподнявшись на локте, Пэн одним просчитанным движением подтянул простреленную ногу и небрежно-манерно стряхнул стеклянную окрошку с плеча.
- None gets of this island without my permission. – Злая усмешка странным образом не уродовала его лицо, а словно придавала некую каноническую завершеность. Слишком ангельские черты лица сейчас были уравновешены кровью, вспоротой кожей и первобытной яростью.  - You know this pretty well, don’t you?

Абсолютная уверенность Питера должно быть насторожила Венди, потому что она напряглась и даже успела дотянуться до пояса. Почти успела. Все-таки никому еще не удавалось опередить Пэна, и уж тем более обыграть его в скорости реакции. Странно, что Дарлинг раньше не задумалась об этом забавном факте. К тому моменту, как девушка почти коснулась пальцами своего оружия, Питер уже прокручивал в руке цепочку со своим брелком в форме свирели.

- Being lo-o-o-ong time, Wendi. Glad you can make a show. – Чуть отстраненно константировал парень, медленно поднимая взгляд. Ему некуда торопиться, хоть плечо и колено активно протестовали. Но уже взрослый мальчик, как-нибудь да потерпит. Дарлинг пытается взять себя в руки, она не верит ему, пытается заставить себя не верить. Она срывается на крик и пробует снова атаковать его, но Питер успевает поднести свирель к губам и нежно выдохнуть.

Мелодия свирели тягучая, обволакивающая и незабываемая. А еще именно этот звук является тем триггером, который срывает все винтики и болтики с подвалов Вендиного подсознания. Пэн играет и наслаждается каждой секундой, любуется каждым изломанным жестом, впитывает каждый истошный стон. Кажется, именно ее боль становится его обезбаливающим потому, что Пэн умудряется встать и даже приблизиться к скомканной фигуре, распростертой на полу перед ним. Именно такой коленопреклоненной она и останется после его ухода. Остановившись перед Венди, Пэн смотрит, пристально изучает, запоминает и вспоминает.
- Я бы поправил твои волосы, Венди, птичка, но ты так удачно прострелила мне колено, что я еще несколько месяцев буду думать о тебе при каждом посещении уборной. – Питер смеется над собственной шуточкой, крайне довольный собой и своим чувством юмора. - It’s the game. A really fun game. Don’t say that I didn’t warn you. – Питер все-таки наклоняется, практически падает на девушку, но он не может позволить ей выиграть даже в такой мелочи. Мешочек, который она забрала с кухни, отправляется в задний карман его джинс.  Пэн снова встает, используя ее плечи, как опору, упираясь всем весом, и понижая голос, шепчет ей в ухо. - Remember the last time you didn’t listen to me? I’ve already won.

В разгромленной квартире тает эхо его последних слов, но самого хозяина здесь уже нет.

+2


Вы здесь » Fables Within » Архив личных эпизодов » [17.06.2015] Убить Пэна vol.3


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC