Вверх страницы
Вниз страницы

Fables Within

Объявление

ОЧЕНЬ ЖДЕМ:Джека Хорнера, Волчат и Принца Чарминга
МЭРИЯ ГОРОДА ИГРОВОЕ ВРЕМЯ:
июль 2015
Добро пожаловать на ролевую игру по комиксам «Fables», где герои сказок и легенд живут рядом с обычными людьми. Вы можете подробнее ознакомиться с сюжетом в соответствующей теме, или задать вопрос в гостевой.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables Within » Архив Сюжетных Эпизодов » [28.05.2015] Аin't No Grave


[28.05.2015] Аin't No Grave

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Дата: 28 мая 2015 года
Место и время: Салем, Массачусетс
Участники: фрау Тотенкиндер, Снежка, Лиса Алиса
Начало: [24.05.2015] Past Perfect
Описание: В поисках ключа, способного закрыть Врата в Родные Земли компания авантюристов отправляется покопаться в прошлом маленького американского городка. В прямом смысле этого слова.
http://sh.uploads.ru/HoGD0.jpg

[audio]http://pleer.com/tracks/4474820r2Im[/audio]

0

2

Самое время было возблагодарить высшие силы за то, что все это время Снежке приходилось выходить из уютных апартаментов Вудленда в большой мир нормалов; да и вообще приходилось в свое время спать на жестком деревянном полу, холодной земле и даже в гробу, - ну, если тот ящик, в котором гномы поленились ее даже прикопать, можно было назвать гробом.

В любом случае, ночевка в Henry Derby House на окраине города не стала для нее непоправимым шоком. В общем-то крохотная комнатушка в десять на пятнадцать футов, куда их загнали, и еще каким-то чудом умудрились туда утрамбовать три кровати, смотрелась почти пристойно. Ну, за исключением того, что одно из спальных мест находилось практически внутри древнего камина. Именно к нему Сноу как бы невзначай пододвинула аккуратный баул Фрау. То ли у дела у владельцев гостиницы шли совсем худо, то ли они не видели смысла чинить эту часть интерьера, но красная кирпичная кладка, судя по всему, уже лет двадцать оставалась обугленной и пооббитой.  Впрочем в комнате было хотя бы чисто.

Ночь прошла спокойно, ни призраки невинноубиенных, ни клопы покой троицы не потревожили, а вот утро встретило их чаячьим гомоном, грохотом погрузчика и заковыристым матерком работников на пристани ярдах в пятидесяти от порога отеля. Сосредоточившись на старых рукописях, братских ведьминских могилах и описании шабаша в чаще леса, Снежка как-то напрочь позабыла, что Салем был и все эти века оставался морским портом, и порядком удивилась, увидев при въезде в город высокие мачты яхт и блестящие металлические бока вальяжных грузовых судов. И сразу пришла невольная мысль, что им оставалось только радоваться, что добрые местные жители не отправляли ведьм на дно морское, а все же хоронили, пусть  и не на общем кладбище. Иначе прости-прощай надежда отыскать и следы Гретель, и ее магического скарба.

- Говоришь, у тебя оставались знакомства в городском архиве? – Снежка покосилась в сторону самой рыжей своей спутницы, хотя та хранила молчание. Мисс Уайт не слишком беспокоил тот факт, что по записям Фэйблтауна, в Массачусетсе Элис была лет так пятнадцать назад. В небольших городах жизнь меняется медленнее, может статься, им повезет, и они наткнуться на какую-нибудь древнюю старушку наподобие их Фрау, которая помнит и Элис, и кладбищенские реестры, и может даже как строили виселицу для ведьм помнит.

На углу Эссекс и Саммер-стрит, где поселилась троица, столпилась стайка туристов жаждущих приобщиться к страницам темного салемского прошлого. Они осаждали мрачноватого вида дом под сенью вязов, двор которого был настолько аккуратно прибран, что казался нарисованным. Табличка на воротах гласила, что это самый что ни на есть ведьминский дом середины семнадцатого века. Снежка обошла щебечущих и обсуждающих ужасы колдовства нормалов по широкой дуге.

- Я попросила Джека покопаться в поисковой системе, чтобы найти Гретель, но, по-моему, это бесполезно. Для широкой публики на местном кладбище выставлены кенотафы, а куда в действительности свозили тела заботит разве что историков, да нас с вами. К слову, вы помните, что мы ищем могилу пра-пра-пра… бабушки? Чьей, кстати, прабабушки? Фрау?

+3

3

Это всегда было выжжено где-то в самых отдаленных и глубоких чащобах человеческой души: если ты был достаточно стар, чтобы дожить до седых волос, то честь тебе и хвала, и что-то почти первобытное выстраивало внутри нестройную цепочку образов от умелого воина к мастеру, затем к мудрецу, а после — к шаману, потому что кто в племени может быть мудрее того, кто знает духов. С таким себе дороже связываться и лучше уж проявить вагон и маленькую тележку уважения и всего прилагающегося, нежели спровоцировать немилость сил неподвластных простому смертному, да и не известных толком. В этом (и не только в житейской прихоти, порожденной безусловно чудовищным могуществом, как некоторые могут подумать) фрау Тотенкиндер находила одно из многих преимуществ быть почти столетней старушкой с тягой к вязанию и тишине.

Хотя, конечно, вечный заместитель мэра не была обременена лишним грузом под названием «тактичность» и не собиралась хотя бы с сотой долей пиетета относиться даже к таким умудренным тысячелетиями сединам, какими обладала лесная ведьма. Возможно, Снежке недоставало инстинкта самосохранения или, наоборот, юная леди чертовски хотела на больничный, но Верховную эти не слишком волновало, как и все мелкие проделки. Хорошей истории всегда нужна маленькая доза иронии или ненавязчивого юмора, так что фрау, как честная пожилая леди (почти турист, почти за гидом и его желтым флажком) с искренним удовольствием растрясла старые кости в самолете, не растратив и йоты лишних усилий на телепортационное заклятье. Суровые времена требуют суровых мер, а что-то навязчиво подсказывало, что даже такая кроха может в ближайшем однажды склонить чашу весов на ее сторону.

Желтый двухэтажный плюс мансарда домишко, похожий скорее на ожившую иллюстрацию, нежели на что-то настоящее и жилое, оказался гостеприимен и мил, и почти нереален так же, как и его очаровательная наружность; и хотя, оглядываясь на покойную ночь и в целом приятное утро, госпожа колдунья могла охарактеризовать свое настроение как умеренно-умиротворенное, в глубине души все-таки самую малость тосковала по тем временам, когда можно было без зазрения совести превратить горстку шумных мимопроходящих в мелодично стрекочущих горловыми мешками жаб. Но, увы, над сиюминутной местью теперь царил призрак цивилизации, и волей неволей, но приходилось ему подчиняться.

С видом сдержанным, но зловредным, пожилая леди обогнула стайку туристов и неспешным прогулочным шагом поровнялась с вице-мэром:
- Не то, чтобы мы искали именно могилу, милая, - отстукивая шаги элегантной тросточкой красного дерева, проворковала фрау Тотенкиндер. - Скорее, нам нужны записи о процессах. Как известно, религиозные нормалы никогда бы не допустили ведьм, даже покойных, на освященную землю, значит, искать их в черте города было бы сущей тратой времени.

Взяв короткую паузу и заправив выбившуюся серую прядь под шляпку, ведьма окинула взглядом улочку, вложив злой смешок в ухмылку: ясно как день, что те два десятка и больше были исключительно невиновны. Конечно, христианство в той или иной степени было достаточно крупным эгрегором, чтобы вызвать легкую аллергическую чесотку, но даже целованная Папой святая вода ничего не смогла бы сделать против тех, кто действительно что-то смыслил в Искусстве. Даже если бы какая-нибудь колдунья или завалящий ведьмак дотерпел бы до виселицы из острого желания устроить локальное светопреставление и научить самоуверенных идиотов уму-разуму, то в момент соприкосновения шеи с веревкой уж точно бы сорвался и свернул бы шеи всем, не щадя ни детей, ни женщин, ни сочувствующих, до последнего.

- Обычно «нечистых» хоронили если не там же, где и вздернули, то хотя бы в паре-тройке ярдов неподалеку. И, рассуждая логически, навряд ли Висельный Холм является тем пристанищем несчастных душ, которое мы ищем, иначе нормалы давно бы выкопали своих мертвецов и нашли нашего. Прослеживаешь ход моей мысли?

+3

4

Привычный похмельный синдром терзал моё тело всю дорогу. Мышцы налились свинцом и казалось разъедают кожу и тянут меня куда-то вниз, голова же грозила вот вот треснуть как перезрелый арбуз, а мозг был готов тягучей склизкой массой просочиться через эту трещину и с мерзким, но звучным "щлёп" мерзкой серо-розовой соплёй вытечь на пол. Когда я уже наконец запомню, что пить перед работой, а особенно перед командировками это не самая лучшая идея? Учитывая уже не первую сотню лет за которую перевалил мой возраст наверно уже не когда. Такова жестокая жизнь, чем ты старше тем сложнее тебе привыкать к чему-то новому и уж тем более отказываться от старых привычек. И если вы думаете, что у сказочных всё по другому то это далеко не так, ну только разве что происходит всё куда медленнее, а от того ещё сложнее. Так что хей, простаки, можете благодарить судьбу за свою короткую не такую уж и мучительную жизнь. Тем более что у вас есть такие невероятные штуки вроде телефона, интернета, телевидение и самолёта. У нас конечно есть подобные аналоги, но должна признать они слишком редки и дороги, да и обращаться с некоторыми из них могут лишь избранные. Но здесь, в этом мире, такие чудеса доступны практически всем. В том числе и мне, и Белоснежке и этой странной старушенции фрау Тотенкиндер (ну или как её там). Именно на этой огромной металлической птице наша команда, если это сборище можно так назвать, попала в этот ничем не примечательный городок. Не слишком большой, не слишком маленький, самый обычный пригород каких разбросано по штатам в неисчислимом количестве. Определённая аура мистики и легенд вокруг Салема конечно витали, но по большей части связаны они были не с реальной магией, а с человеческими суевериями. Лет двадцать назад мне уже приходилось тут бывать, что тогда, что сейчас впечатление этот город производил весьма гнетущие. Может виной похмелье, а может пуританские взгляды местных которые ещё в прошлый раз доводили меня до белого каления. В любом случае я была счастлива попасть гостиницу, саму обычную, точно такую же как и всё здесь, обычный среднестатистический домик ничем не выделяющийся из сотни обычных домов.
- Тут можно курить.
Я не спрашиваю скорее утверждаю, ставя местный персонал в несколько неловкую ситуацию. В помещении воняет старостью, пылью и мёртвыми насекомыми. Кажется я чувствую как где-то в половицах термиты понемногу поедают тот дом изнутри. Нет, это не супер тонкий лисий слух, это скорее моё больное воображение. Хочется выпить, но если я это сделаю Снежка будет сверлить меня осуждающем взглядом а по возвращению в Фейблтаун устроит мне персональную Хиросиму локального масштаба. И ждать вечера бессмысленно, так как думается мне что именно вечером эти две неугомонные дамочки поведут меня навстречу приключениям. Но нет, на удивление мне дали поспать. Правда встать всё равно пришлось в какую-то неведомую срань. Будь прокляты эти жаворонки, и почему мир живёт по их правилам? Я уверена что если бы мы закопались в этих бумагах на часов пять позже то это ничего бы не изменилось. Так что сейчас самым логичным мне казалось просто сделать наиболее заинтересованный вид и закопаться в гора старых газет которые я уже видела лет так двадцать-пятнадцать назад и точно знала что в них ничего нет, но кто будет слушать глупую лису верно?
- м... Городской архив? Ну возможно у меня были там знакомые. - В прошлой жизни я бы уже начала торговаться. Но прошлая жизнь давно кончилась, и наступила эта, где я была не коварной лисицей о чьей прелестной шубке мечтали практически все модницы окрестных королевств, а всего лишь жалкой тёткой околобальзаковского возраста на службе у представителей бюрократического аппарата.  Какая же я жалкая. - Только не говори что ты хочешь отправится туда до того как я выпью кофе.

Отредактировано Alice Fox (2015-06-04 15:44:06)

+1

5

- Если ты хочешь выпить именно кофе, а не что-то иное, я настоятельно советую это сделать где-нибудь в кофейне – в каком-нибудь  «Witch's Brew Cafe», или я еще видела здесь многообещающую вывеску «Gulu-Gulu», что бы она ни значила.  Ну, то есть это на случай, если ты внезапно не любишь на вкус болотную воду. – Снежка проигнорировала возмущенный взгляд хостесс, которая была явно лучшего мнения о местной кухне.  Честность превыше всего, знаете ли.
Категорически отказавшись от завтрака – ее откровенно мутило при одном виде пережаренных яиц и томатного микса сверху - и завершив этим акт унижения аборигенов, Снежка накинула на плечи джинсовку.

- Впрочем, ты можешь нагнать нас позже, совершенно необязательно терроризировать исторический центр втроем. Если мы встретимся в районе Гэллоуз Хилл где-нибудь через полтора часа, думаю, ты неограниченное количество раз сможешь отравить себя и дымом, и кофеином. За это время мы как раз успеем осмотреться. Я насчитала здесь пять исторических обществ, несколько музеев и около трех десятков колдунов-любителей, вовсю щеголяющих «достоверным знанием истории» и «получивших в наследство уникальный дар». Пока мы разберемся со всем этим великолепием… - Снежка прошла чуть дальше по дорожке мощеной кварцитом, и  толкнула створку ворот. Чугунные листья плюща и прутья ограды проржавели практически насквозь и теперь на ладонях Уайт остались причудливые оранжевые полосы.

Дождавшись, пока Фрау нагонит ее, девушка неторопливо двинулась вниз по улице – в сторону реки. К слову они с Тотенкиндер являли собой донельзя гармоничное зрелище – обе вооруженные тросточками, у обеих чуть более винтажная одежда, чем это сейчас принято – ни дать ни взять, бабушка и внучка (упаси Создатель от подобного родства).
- Фрау. – Снежка подняла лицо вверх и теперь, сощурившись, вглядывалась в пасмурное небо, грозившее вот-вот разродиться дождем. – Может у вас есть в запасе парочка заклинаний… Даже не знаю, на поиск человека?... трупа?... какой-то вещи? Даже если мы найдем этот чертов могильник, не же не можем взять лопаты и перекопать его вдоль и поперек в самом центре города.

+2

6

Лисица вела себя так, словно они на пикник в старый добрый Салем приехали; фрау Тотенкиндер была против подобного подхода: дело есть дело, и откладывать его из-за личных предпочтений и земных, человеческих нужд казалось непозволительной роскошью. Но молодежь есть молодежь, их юные тела и души требуют комфорта, удовлетворения потребностей и (теперь уже в большей степени, чем в прошлые столетия) актов саморазрушения, а лучшим рецептом оставался проверенный временем метод: не вмешиваться, само перебесится. Или убьется.
Чеканя неспешные шаги по тротуару, госпожа Ведьма из Черного Леса задумчиво повела плечом и подтянула карай кардигана, расправляя видимые только ей одной складки. Что она могла ответить госпоже помощнице мэра? Ответов этих было больше, чем нужно, если уж совсем честно.

- Магия, дорогая, не аналог лозоходства, хотя такие заклинания, конечно же, есть. По большей части бесполезные без точного знания о местонахождении нужного предмета или тела, они смогут нам помочь уже после того, как мы отыщем нужную нам землю. Пока же придется действовать методами более приземленными.

Тотенкиндер приподняла трость и указала в сторону слегка выцветшей под солнцем рекламы книжного магазина по 215 Эссекс, таким ненавязчивым способом намекая на следующую точку в их недолгом пути. За остальным дело не стояло: сменившись в лице, словно засветившись изнутри добротой и беспомощностью, пожилая леди прикоснулась к рукаву миловидного юноши и, поворковав с пол минуты, снова вернулась и к себе привычно-сварливой, и к помощнику мэра, за которой и считала себя обязанной присматривать, чтобы ничего не случилось и что бы ни происходило вокруг.

- Для начала нам нужна карта. “Wicked Good Books” подойдет. А там остановиться в “Gulu Gulu” и все хорошенько обдумать.

Обдумать придется многое, но всему свое время. Для этого «своего времени» у нее в маленькой сумочке приятной тяжестью напоминали о себе невзрачные на первый взгляд безделушки. Тот, кто идет выкапывать одну ведьму, должен быть уверен, что без другой или третьей тут никак не обойдется.
Можно было бы дать и Зеркалу несколько несложных рифм, но — как обычно это бывает с магией высокого порядка — вместо точного местоположения на карте они наверняка увидели бы скучные секунды сырой земли и червей, ее поедающих. Будучи практичной леди, старуха предпочитала работать от простого к сложному, в соответствии с задачей подбирая и инструмент. В конце концов, «заколачивать гвозди микроскопом» она не могла хотя бы из банального здравомыслия.
Она свернула в тенистую аллею, обогнув магазин Джерри, и поманила раскрытой ладонью за собой по узкому, уже согретому весной тротуару.

+3

7

Снежка как всегда была сама доброта. Если под добротой вы подразумеваете желчь разбавленную сахарным сиропом. Благо целилась она не в меня, а всего лишь в местные заведения общественного питания. Знаете иногда эта женщина пугает меня просто до  кончика хвоста. Даже не знаю, она то ли всегда такой была, то ли это мир нормалов повлиял так на сказочную принцессу. Мы слишком долго живём среди людей, так что я уже ничему не удивляюсь.   Белоснежка дала мне на утро вольную, что явно вызвало неодобрение нашей жуткой старушки. Благо что нашим маленьким предводителем была не Фрау, при виде которой мне порой непроизвольно вспоминались немецкие марши сороковых, а всё таки куда более либеральная Белоснежка. Разделиться было и вправду неплохим решением, если мои спутницы вдвоём не вызывали у местных никакого подозрения, но я в их компании смотрелась как ирландец среди истинных англичан, вроде бы всё в порядке, но ты нет, нет, да понимаешь, что пока эти двое пьют свой чай, рыжий должен уже бить кого-то по лицу в местном баре, параллельно запивая виски стаутом. Бить я никого не собиралась, но свой план действий у меня был. Пока фрау и принцесс собирались копаться в архивах и местных исторических сообществах, я хотела обратится к другим источникам. Снежка была права в местном архиве у меня были знакомые, но с архивом они вполне могли разобраться и без моей помощи, я хотела зайти с другой стороны.
Пока хромой дуэт штурмовал библиотеки я отправилась в глубь городка. Бумаги это конечно хорошо, но я больше доверяла городским слухам. Зайдя в ближайший бар я присела к бару. Нет, не подумайте, я конечно не против накидаться с самого утра, но я ведь на работе, никто ведь не думает, что я из тех ребят которые вместо того что бы заниматься делом начинают заливаться. Курить в заведение было нельзя, ох уж этот двадцать первый век с его бесконечными ограничениями, как же хорошо было в двадцатых, тогда курили все и везде, люди видели мир в лёгком тумане, и было в этом что-то приятное. Навострив уши я стала слушать. Это бар в небольшом городке, тут все про всё знают, а местные бармены просто кладезь историй всех мастей. Осталось только влезть в этот самый кладезь (в переносном смысле конечно, а не то что вы подумали) и найти то, что меня интересует. Благо особого труда для этого не требовалось. Обычно обслуживающий персонал сам завязывает разговор с гостями которые сидят прямо за стойкой, такой вот  весьма распространённый миф о барменах, который в большинстве случаев был самой что ни на есть правдой.
- А вы ведь не местная да? - Рыбка сама не поняла как захватила наживку, хотя это весьма странное сравнение, я ведь не собираюсь жарить и потрошить этого мужчину, просто хочу с ним поболтать.
- Где-то на моём лице остался штамп из аэропорта? - Это могло прозвучать грубо, если бы не мой тон.
- Город не очень большой, а в подобных заведениях редко встретишь новые лица. По делам или отдыхаете?
- Ну, как сказать, скорее по делам. Я тут кое кого ищу. Одну свою родственницу.

+3

8

Минут через пятнадцать пути небыстрым шагом пожилая леди с.. дочкой? внучкой? - да бог знает, кем именно считали добрые салемцы Фрау и ее юную спутницу – оказались возле белых стеклянных дверей книжного магазинчика. Каменный порог украшал высокий чугунный вазон с мирабилисом, его ярко-розовые бутоны уже закрывались, прячась от яркого солнца. Рядом стояла, полускрытая вьющимся ворохом цветов, мисочка с молоком – то ли хозяева прикармливали приблудного кота, то ли задабривали местных домашних духов. Сноу подозревала, что карту города можно было бы купить даже в гостинице – вместе кричаще-яркими буклетами и подробным описанием всех зверств, проклятий и призраков, характерных для того или иного уголка города. Так что или Фрау хотела лишний раз приобщиться к красотам провинциальной букинистики, либо ей была нужна не совсем обычная карта. Последнее предположение оказалось верным, хотя и несколько не в том смысле,  которое вкладывала в понятие «необычный» мисс Уайт.

Ни скрытых надписей, ни иных магических знаков на вкусно пахнущем типографской краской листе бумаги не было. И вообще –это была самая обычная почвенная карта округа Эссекс, и прилагающаяся схема водоемов. Сноу, которая бы ни в жизни не отличила суглинок от подзола (У Рози, обретавшейся на Ферме, сейчас для этого было куда больше навыков), не могла оценить ценность данного приобретения.

- Никогда бы не подумала, что земля, в которой закапывали ведьм, должна хоть как-то отличаться от других. – покачала головой Сноу. – Ну разве что поговаривают, что в таких местах можно собирать урожай мандрагоры… - они со старухой как раз достигли кофейни Gulu Gulu, которая при ближайшем рассмотрении оказалась светлым, просторным и довольно уютным местечком. Правда, что означало это название, и что именно должна была символизировать морда бульдога, нарисованная на витрине черной и белой краской – оставалось загадкой.

Они устроились на летней веранде, в плетеных креслах. Прямо за спиной фрау открывался прекрасный вид на Лаппин-парк и статую Саманты Стивенс верхом на метле. Насколько уж подходило это место для раздумий и медитации – сказать было трудно, но вот лавандовый кофе здесь подавали вполне пристойный – в смешных стаканчиках все с той же мордой бульдога с выпученными глазами и крупной надпись «Я иду с тобой!». Сноу с опаской отпила из стакана и подумала, что стая бульдогов, преследующая незадачливых посетителей, сможет сделать неплохую рекламу не только округу Эссекс, но даже Дартмуру.

+3

9

оос

За неимением достоверностей пользуемся наиболее правдоподобными спекуляциями.

Нетерпеливо постукивая каблуком по мостовой в ожидании своего мятного чая, фрау Тотенкиндер аккуратно разложила карту и разгладила, как могла, заломы. В чем уж точно хороша была мисс Сноу, так это в умении дожидаться нужного момента молча, не задавая добрый десяток-другой лишних вопросов в духе «а мы уже приехали».

– Земля землей, но нас интересует история. В девяносто первом году восемнадцатого века доктор Холойоке писал о Джоне Симондсе, который родился на Северной улице. Нянечка, приставленная к младенцу и роженице, видела в окне висельников, обвиненных в колдовстве и казненных. – Старушка достала карандаш и наскоро обвела одну точку на карте, проведя прямую к Гэллоуз Хилл, через еще один маленький холм. – Так же ходит легенда, что во времена казней мистер Бенджамин Нёрс, сын обвиненной Ребекки, под покровом темноты добрался до холма по реке и забрал тело матери, чтобы похоронить на родной земле. Тела ведьм складывались на каменистом берегу, которым в те времена как раз заканчивался Ледж Хилл, спускаясь к воде.

Хвала нормальскому интернету, старой колдунье даже не пришлось прикладывать особых усилий, чтобы найти ту точку на карте, которая ее интересовала. Теперь же она хотела увериться в правильности своих изысканий, параллельно устроив все таким образом, чтобы никто здесь не чувствовал себя обделенным.

– По окончании процессов на холме посадили рожковые деревья. В тысяча девятьсот двадцать первом году Джон Адамс поинтересовался у мистера Стивенса, на тот момент владельца земли, и получил подтверждение своей догадке — до шестидесятых годов девятнадцатого века эти деревья действительно росли в местном саду, но были спилены под корень. Чего, опять же, не случалось на Гэллоуз Хилл. Да и с улицы покойного мистера Симмондса висельников на Гэллоуз разглядеть было почти невозможно. Мы вычеркнем Эмерсон и Мак Грат - слишком далеко от рек, кладбище Сидар Гроув, Гринлоун и Сент Мэриз по известным причинам. Из всех возможных вариантов остается Ледж Хилл.

Тотенкиндер прижала карту сахарницей, спасая от ветерка, взяла чашечку наконец добравшегося до нее чаю и пригубила, хитро прищурившись и глянув на госпожу Сноу. Вот тут-то отважная леди наверняка сгодится и сможет не просто помочь, но и облегчить задачу по проверке сомнительной, но единственно имеющейся теории.

– Что скажете, госпожа помощник мэра?

«Вы готовы к маленькому подвигу?» читалось где-то позади всех смешанных интонаций, между интересом, любопытством, неизменным коварством и множеством всего прочего. Пожилая леди наконец откинулась на плетеную спинку, сосредоточившись на чаепитии – ни дать ни взять, самая обычная бабуся на прогулке с любимой внучкой. Вот это она называла полноценным отдыхом, а все эти ваши санатории и пляжи... кому они нужны, когда есть такая чудная возможность покопаться в прошлом.

+3

10

Бармен своё дело знал и я честно говоря хоть и заметила как чашка эспрессо превратилась в кофе по ирландски, в двойной кофе по ирландски, а там уже и просто в ирландский виски. Люблю я свою работу что поделать, и на какие только жертвы ради неё не иду, спиваюсь например потихоньку. Ох и задаст мне потом Снежка на Пару с Фрау, хотя нет, не задаст, даже смотреть на меня будет редко, но зато как! От такого взгляда мне порой хочется обернуться в рыжую шкуру и спрятаться в самую глубокую нору которую только можно найти на территории Фейблтауна, да и норы той мне будет не достаточно, и придёться своими лапками нежненькими копать дальше. Тяжела судьбинушка оперативного работника, не ценит начальство мук рабочего процесса и творческого подхода. Но благо мой профессионализм так же был на уровне, и вместе с парами алкоголя я впитывала обрывки истории местного населения. Половина из всего этого конечно была полным бредом, то у них тут ведьму на мётлах скачут, то черти у честных людей кошельки тащат (ну да, мы же с вами в средневековье живём что бы верить в подобное), то на кладбище ведьменском огонь горит и тени женские устраивают танцы... Проще говоря мифами городок был забит просто до отказа и найти в них что-то действительно ценное было весьма и весьма проблемно.  Но видят все высшие силы я старалась как могла, работа такая работа.
Из бара я вышла уже несколько под шафе, и пешая прогулка была мне просто необходима. Свежий воздух спешно наполнил мои лёгкие и ударил в голову следка проясняя мысли, я так же спешно прикурила и  поспешила его вытеснить хотя бы из лёгких наполняя их сизым дымом. Сознание которое совсем недавно только пришло в себя снова помутнело. Благо продлилось это не долго. Стоило пройти около двухсот метров как я снова пришла в себя, свежий воздух и прогулки и вправду действовали отрезвляюще, может мне перед встречей с моими главнокомандующими вообще стоит на тренировочку сходить, пробежку сделать, как ни как, а физические упражнения алкоголь то прогоняют... Хотя нет, если я сейчас встану на беговую дорожку то я с неё просто навернусь, и дело не в пьянстве, а просто  в силу отсутствия каких либо физических данных. Ну не умею я ни бегать толком не прыгать, ну в этой неловкой человеческой форме точно, на четырёх лапах передвигалась я достаточно шустро, такая уж эта лисья природа, псовые конечно в скорости не очень хороши (в отличии от тех же кошачьих), но зато выносливость это наш конёк. Ноя  пожалуй отвлеклась.  Дорога была долгая, но благо обошлось без приключений и неприятностей, я даже умудрилась насладиться этой весьма сомнительной прогулкой. Город и вправду был небольшим и весьма тихим. И как все эти маленькие городки конечто же имел своё особое очарование, недоступное ни одному мегаполису в мире.
Как я уже говорила дорога и вправду была долгая, но не слишком, так что заскучать я не успела. место встречи появилось на горизонте куда раньше чем я ожидала и чувство это вызвало смешанные. С одной стороны вроде хорошо, я пришла. С другой стороны я пришла и сейчас две дотошные дамы будут на меня зыркать и естественно потащат меня дальше, навстречу приключениям. Ох уж это руководство.
Вклиниваться в разговор я не стала, не прилично это. Так что пока барышни обсуждали что-то там (скорее всего информацию полученную за сегодня) я просто стояла в сторонке, надо будет сами скажут, я своё место знаю, да и лесть дальше чем меня посылают в это дело не хотелось.

+1

11

Сноу так внимательно всматривалась в карту, словно там и впрямь были некие таинственные письмена, да к тому же был обозначен прямой путь к драконьим сокровищам. Впрочем, таинственные письмена действительно были – за несколько сотен лет жизни среди нормалов вице-мэр так и не удосужилась разобраться в хаосе местных топографических знаков. Все эти черточки, точки, крестики и кружочки разных форм и размеров, расположенные в нужной последовательности, с ее точки зрения, могли помочь вызвать хоть с десяток демонов, не то что найти мертвую ведьму.

- Ну допустим. Но насколько я понимаю, это место сейчас более чем обитаемо. Как именно мы собираемся, хм… провести эксгумацию? Нам повезет, если место захоронения не окажется под фундаментом, или не закатано под асфальт.– Мисс Уайт старалась говорить негромко, не зачем было привлекать внимания к их маленькой экскурсии. Не то, чтобы она всерьез опасалась провести пару месяцев в каталажка за нарушение общественного порядка и осквернение исторических памятников. Более реальной угрозой было то, что по дороге на пресловутый Ледж Хилл они отправятся в компании десятка туристов, которым было решительно все равно, в чьей компании и как искать острые ощущения. Если они с фрау не будут достаточно осторожны – разграбление могил станет популярным ежегодным аттракционом, где можно будет срубить немаленький доход.

Заприметив скромно притулившуюся в сторонке Алису, Сноу махнула ей рукой, мол, присаживайтесь, мисс. Выражение лица вице-мэра, как она смела надеяться, было достаточно приветливым, чтобы не заподозрить ее в подготовке репрессий. От лисы несло отличным солодовым виски с примесью слабых ноток кофе, и мисс Уайт страдальчески возвела очи к небу.

- Ледж Хилл – стукнула она коротко остриженным ногтем по матовой бумаге. – Судя по карте, это место находится где-то в глубине Мак Парк Коммьюнити Гарден, чуть южнее основных построек, но я понятия не имею что там сейчас находится – фургончик с хот-догами, лес или спортивный корт. Погодите-ка….
Сноу извлекла из сумочки небольшой нетбук. В отличие от Бигби она довольно неплохо ладила с последними достижениями цивилизации, точнее ей приходилось ладить, чтобы хоть как-то сократить количество бумажной работы в мэрии. Слава свободной Америке и Тиму Бернерс-Ли – судя по всему в этом городишке водилось не меньше трех десятков провайдеров и каждый из них был готов предоставить вайфай на день за более чем скромную плату.

- Если верить спутнику, то нам может и повезли, - буркнула она, изучая фотоснимки. - По крайней мере, и корт и все здания находятся в парке чуть севернее. Нам остаются лишь непредвиденные препятствия в виде детей, собак, продавцов хот-догов… И влюбленных парочек. Не забывайте про влюбленные парочки, никогда не угадаешь из под какого куста они могут вылезти в самом разгаре гробокопания!

+2

12

Звякнув толстым фарфором о блюдце, добродушная бабушка в старомодной шляпке прищурилась хитро, оглядывая и притопавшую, очевидно пахнущую aqua vitae в ассортименте, Лисицу (судя по выражению лица не принесшую на хвосте никаких новостей), и белокожую свою спутницу. Сомнения справедливы и ожидаемы, но у головы особо одаренных было припрятано еще несколько карт в рукаве и на этот случай. Смерив взглядом незнакомую дамочку с карликовым псом на поводке, она вновь вернулась к собеседницам и сложила пальцы в «замок» под острым своим подбородком:

– Мы пройдем по старому Салему, дорогие мои, зная точки А и Б, проложить дорожку должно быть не так уж сложно, – Тотенкиндер постучала одним костлявым мизинцем по другому и пожала плечами, нехорошо улыбнувшись. – Ты, Белоснежка, будешь нашим проводником, сплетенным с памятью осужденной, я постараюсь вернуть тебя до того, как несчастная окажется в петле. А ты, Лиса-Лисица, найдешь нам тело, когда мы прибудем на место.

Одарив женщин еще одним взглядом, в котором прямым текстом читался вопрос: «всем все ясно?» и явное нежелание озвучивать потенциально неприятный момент — распределение непосредственно лопат между участниками этой некрупной экспедиции. Лопаты раздать желающим всегда успеется, все по порядку.

Шепнув несколько слов над чашкой замечательного чая, старуха поднялась на ноги и взмахнула шалью, поправляя ее на плечах и оглядываясь за плечо. Легкий ветерок попытался сорвать ее шляпу, но сорвал только фасады и асфальтовое покрытие, вымел цвета, словно пыль, приглушив картинку, сменил и вид, и место, и век, и затолкал чужими руками госпожу вице-мэра в телегу, а Алису со старухой коснулся чужими плечами в плечи, окружая толпой.

Ведьма скупым жестом поправила чепчик и огладила многослойные темные юбки, отряхивая несуществующие пылинки. Проклятья и крики доносились, как и сдавленный плач, издалека, дополняя все окружающее, похожее больше на картинку с потрепанной кинопленки. Колдовство было сложным и интересным, признаться, можно было бы обойтись и без него, но фрау давно мечтала испытать новую теорию на практике, не вмешиваясь, но встраиваясь во временной поток и следуя воле событий. Немного фантазии, немного изворотливости — детоубийца подправила цветовую гамму, чуть истончая оболочку, окружавшую всех троих безопасным коконом; «Так-то лучше,» – похвалила она себя, вдохнув более чем столетней давности запахи.
Куда там современным кинотеатрам, когда перед глазами разворачивался, нетронутый и недоступный, забытый театр из полустершихся, но тщательно поддерживаемых современностью воспоминаний.

+3

13

За стол ко взрослымтётенькам я нехотя практически преплываю. И пока естественно предпочитаю сохранять позицию " молчи пока не спросят". Ну да, между мной и трусливым школьником нет практически никакой разницы. Ну разве что школьник не явится к учителю под шафе. Хотя от современных детей ожидать можно чего угодно, не удивлюсь если в этом они меня ещё и переплюнут. В разговор я вникаю так же как и вошла, медленно, тягуче и чуть ли не нехотя. Но кажется пора бы и мне свои пять копеек вставить. Ну а что, я ведь тут тоже по работе в конце-то концов, а не удовольствия ради (ну согласитесь какое удовольствие в этом крохотном городишке). Судя по всему выяснить что-то действительно важное и стоящее мне не удалось. Фрау и Снежка точно уже знали всё тоже самое что и я. Ну я конечно ещё знала что в этом месте периодически тусуются местные мрачные подростки, гордо именующие себя готы, распивают там дешевое красное вино и наслаждаются группами типа HIM, Rasmus, Garbage и прочими "прелестями" современной музыки. Хотя будем честны, моё преимущество перед ними было ничтожно, сильно уж я сомневаюсь что нашей жуткой старушке есть дело до жутких подростков.  Так что я не то что бы прямо расстроилась из-за собственного фиаско, но определённую досаду точно испытала. Какое-то я совсем бесполезное созданьице, только мышей по полю гонять и могу. Ещё и накидалась в такую срань несуственую. Пить мне конечно нравилось, но согласитесь, пить что бы пить и пить ради дела это две большущие разницы. Одно дело когда тебя влекут низменные желания и ты как барашек идёшь у них на поводу, а другое дело когда ты можешь оправдать эти свои желания благими целями.  Оправдание собственного алкоголизма это важно. Ну это такой совет на случай если вы решите спиться.
Мои спутницы пили чай, и мне наверно тоже стоило присоединиться к этой чудесной английской традиции. Хм, а я ведь и вправду не отказалась бы от чашки классического черного с молоком. По крайней мере если бы он у меня был, то сейчас я могла бы вполне театрально и демонстративно подавиться, или вообще брызнуть им на стол, или пустить носом, вариантов выражения возмущения с помощью чая было практически бесчисленное множество. Ну а как ещё я могла выразить собственное мягко говоря удивление на заявление о предстоящем мне поиски труппа барышни столетней давности прикопанной в месте, которое сейчас является более чем общественным. Ну да, а я что и вправду думала что меня сюда звали из-за красивой мордашки (если бы она у меня таковой была в такую глупость ещё можно было поверить, а так, ну сами понимаете насколько это нелепо).  Ладно, первый шок прошел и мысль о поиске могилки уже не казалась мне такой невероятной. Смущало меня только одно, если я должна найти её по запаху то нужно обратиться, в человеческом облике я конечно чувствую запахи острее, но не настолько хорошо, в облике родном передо мной же открывается практически новый мир, состоящий из тысяч запахов и их оттенков. Был ещё второй вариант, останки барышни могли быть магически заряжены, и тогда нам нужно будет полагаться на мою "чуйку", но эта способность была несколько нестабильна, и привести нас могла как и к костям, так и к чему действительно недоброму. Ну жираф большой,и ему естественно виднее, сказано искать тело, значит будем искать тело.

+1

14

На ней была рубаха из небеленого льна, грязная как черт и порядком обтрепанная в подоле. Кто сказал, что перед казнью на осужденных надевают все чистое? Ноги, да что там - все тело - невыносимо пекло, как будто вся поверхность кожи была покрыта незаживающими рубцами. Скорее всего, так оно и было. Волосы - когда-то, кажется, цвета соломы, а теперь грязно-серые, лезли в глаза сальными прядями, мешая обзору.
Телегу тряхнуло, когда колесо наехало на какую-то корягу, и Сноу неловко повалилась на бок, мазнув скулой по деревянному, плохо оструганному бортику.
Сзади в толпе кто-то заржал и выкрикнул "шлюха!" - толстый Пит? Броди-хромоножка? Дьявол их знает, Сноу не видела лиц, а несчастная, в чьем теле она находилась, была измотана настолько, что не могла опознать голоса. Остальные подхватили - смешки и ругательства прокатились по толпе как широкий сель. А она барахталась в телеге среди гнилой соломы и никак не могла встать - мешали скрученные за спиной руки.

Тяжелые шаги справа, резкий рывок вверх - кто-то помог ей подняться. По крайней мере, теперь она могла если не встать на ноги, то хотя бы сесть в телеге, а не лежать лицом вниз. Женщина увидела скуластое лицо Ганса, и чуть не захлебнулась вскриком - Сноу от удивления, а та, чья память сплеталась с сознанием мисс Уайт как ядовитый плющ - от тоски, пронзившей грудь.

- Негоже встречать свое последнее утро вот так, сестра. Хоть сейчас не позорь нашу семью. - голос Инквизитора звучал равнодушно. Его серые глаза - обычно такие живые, пылающие то гневом, то фанатичным огнем, сейчас были тусклыми... и какими-то рыбьими. И ведь он не шутил - больше всего его волновало не то, что через какие-то полчаса его непутевую сестрицу вздернут на пеньковой веревке, а то, что не подобает деве из рода Монфорт лежать задницей кверху перед простолюдинами. Как будто у нее было выбор.
- Ненавижу тебя. Чтоб ты... - Сноу выплюнула проклятье в лицо инквизитора - и толком не поняла, она ли прошипела это, или Гретхен. В том, что именно белокурую Маргариту везли по раздолбанной в хлам дороге к месту казни, уже не оставалось никаких сомнений.

Да чтоб тебя черти драли, Фрау. - беспокойство мисс Уайт все возрастало, холм, где уже покачивались тела повешенных, становился все ближе, теплый ветерок, принес тошнотворный запах разлагающейся плоти, и женщина заподозрила, что Тотенкиндер    не торопится ее вернуть вовсе не ради правого дела. Что уж там - несчастный случай при исполнении, все бывает. Был вице-мэр и нету вице-мэра.

Телега остановилась, Ганс стащил осужденную за локти на землю - его лицо по-прежнему сохраняло выражение снулой рыбы - и несильно подтолкнул сапогом под зад - вставай, мол.
- Не пойдешь сама - поволоку за волосы. - Инквизитор не угрожал, даже на полтона не повысил голос - это была простая констатация факта. Гретхен (или все же Сноу?) с трудом поднялась, сделана несколько шагов вперед и застыла только тогда, когда брат накинул ей на шею петлю

И это все было очень, очень плохо.

+1

15

Пока госпожа Сноу совершала своё увлекательное путешествие в прошлое… ну, следует сначала сказать, что фрау Тотенкиндер, эта в высшей степени премилая женщина в шляпке и старомодном костюме с шелковой рубашкой, застегнутой под воротником простенькой брошью, она вовсе не интересовалась этой вехой в истории славного города Салема. Весь этот цирк с картинкой и звуками, всё это было ради впечатлительной молодёжи. Ей ли не знать пучины грязи, в которые легко и непринужденно опускается человеческое существо и как это завораживает.
Придерживая вице-мэра за локоток, старуха словно бы прогуливалась, не задумываясь ни о судьбах мира, ни о сказании, закопанном под слоем жирной земли (и не исключено, что уже заживо, с этими любимыми и популярными среди нормалов ребутами и переосмыслениями). Другой рукой колдунья отвела внимание толпы, махнув лисице, мол, смотри в оба.
По правде сказать, всё-таки она малость смаковала грядущее, как бы ни хотелось отстраниться: много ли нужно ведьме для счастья, когда есть прекрасная возможность выкопать весьма сносную ученицу и заставить работать на благо сказаний. Ещё одна пешка, ещё меньше палок в колёса. Есть чему радоваться.

До холма они добрались на удивление быстро. Для вице-мэра поезда была ухабистой и тяжелой, для спрятанной от жары хлопковыми юбками старушки – наоборот, но всё-таки до места добрались они вовремя. «Ты подожди», мурлыкала кошкой колдунья, разминая пальцы и поманивая за собой слегка оторопелую рыжую, «Ты подожди ещё, кто же так запросто угадает где они трупы сбрасывают». Должно быть, в голове у Белоснежки чужой, хрипловатый и излишне уж ласковый голос звучал почти приговором, но трудно было отрицать его терапевтический эффект. У Сноу было одно прекрасное качество среди многих других: она бы содрала шкурку со своего ручного пёсика и станцевала бы сарабанду, если бы только от её решимости пойти на всё зависело благополучие народа.
Ох, как ведьма из Гессе любила таких героев. Пальчики оближешь.
Девчонка с волосами цвета чёрного дерева наверняка понимала и чувствовала, что это воспоминание пыталось умереть еще до казни. Шейка что у того цыплёнка, тщедушная и тонкая в сравнении с сильной и полной любви братской рукой, теперь будет подвергаться испытанию конопляным жгутом. Вон как красуется, покачиваясь в желтом мареве из песка и света.
Чем ближе они подбирались к яме, в которую была брошена Гретель, тем отчетливее давало о себе знать небольшое колечко, специально зачарованное на пропажи. Пусть потом кто-нибудь попробует пожурить старуху за то, что к своим поднадзорным она относится хуже, чем к кошкам, как к бесполезным вещам почти. Так бы и сидели по углам без светлой Маргареты. Тотенкиндер усмехнулась и похрустела пальцами, рассматривая узкую ножку Сноу на колоде: подняться к виселице не заняло у неё много времени.
Где-то восточнее из окна богатого дома на виселицы смотрела уже давным-давно мёртвая нянька, покачивая на руках младенца. Ещё ночью затихли стоны казнённого тяжестью несчастного, и обречённость затхлого болотца в заводи уступали лёгкому, спокойному и странно-смиренному взгляду обычной женщины из нормалов. Как она не хотела, чтобы дитя повернуло свою хорошенькую головку!
Боль, страдание и неземной покой закручивались здесь вихрем и, как всякий вихрь, оставляли маленькую точечку на карте, где была ти-ши-на. Фрау постучала носком старомодных чёрных туфель, удовлетворенно хмыкнув себе под нос. Палач, обвязав юбки вокруг изящных девичьих лодыжек, накинул на шею петлю.

+2

16

"Вытаскивай меня, ну же, чертова ведьма"... Сноу в красках представила, как хрустнут ее позвонки под тяжестью собственного тела. Не самое приятное окончание командировки, что тут скажешь.
Гензель пялился ей в лицо своими выцветшими голубыми глазами, и оставалось только жалеть, что ее руки все еще скручены за спиной - слишком уж хотелось съездить "заботливому брату" по физиономии, да так, чтобы ногти пропороли бледную кожу на скуле. Другой такой шанс вряд ли скоро представится.
Ох, как же сейчас жалела Сноу, что тогда, триста лет назад, у них не было достаточно доказательств, чтобы спустить мерзавца в шахту Колодца.

На соседней телеге выла и извивалась рыжая девка, неуловимо похожая на Рози. Эту пришлось действительно тащить на виселицу волоком. Инквизитор встряхнул ее как котенка, заломил руки и кивнул двум дюжим парням, сопровождавшим процессию - мол, принимайте. Белоснежка отвела глаза, чтобы снова случайно не встретиться с Гензелем взглядом. Или это сделала Гретель?

На горизонте собирались тучи, c залива дул колкий пронизывающий ветер, грозивший перейти в бора, так что, если добрые обыватели протянут чуток с казнью - могут после и камнями забить за насылание непогоды. Салемцы сгрудились, ежась от холода, и теперь, в своих чопорных серо-черных одеяниях, напоминали стаю нахохлившихся ворон. Какой-то особо ретивый мальчишка швырнул в лицо Гретель ком грязи, сухонькая косоглазая женщина в засаленном чепце - мать? нянька? - несильно и незлобно турнула паренька в спину.

Вой рыжей перешел в визг, она билась в руках палача уже с веревкой на шее как лосось на нересте, Гензель сморщился и махнул рукой.
- Заканчивайте.
Палач пнул дубовую колоду, визг девки оборвался хрипом и тощая рука в агонии мазнула Сноу по плечу. Черт, эти идиоты, похоже даже были не в состоянии прикинуть длину веревки. Похоже, ей придется не просто умирать, а умирать долго и очень неприятно. Так что, если Фрау хотела опробовать на Белоснежке какие-то новые воспитательные приемы для молодого поколения - ей это удалось сполна.
Резкий удар в бок - кажется "братец" напоследок решил подсобить ей с переходом в иной мир, картинка перед глазами приговоренной дернулась, Белоснежка успела увидеть макушки деревьев и стремительно темнеющее небо, и удушье навалилось на нее заставляя дергаться, как в пляске святого Витта.

- Чтоб... тебя... - под ладонями Сноу ощутила землю и спутанные стебли трав. Она закашлялась, иллюзия пережатого горла не оставляла ее - как бывает после ночного кошмара. В глаза било послеполуденное солнце, сама вице-мэр стояла на четвереньках, а в нескольких дюймах от ее лица находились до блеска начищенные ортопедические туфли Фрау.

+2

17

Пока госпожа вице-мэр прилагала все усилия, лишь бы не осыпать старушку проклятиями вперемежку с обсценной лексикой и междометиями, Тотенкиндер с отстранённым любопытством смотрела на рыжую, изваленную в грязи как пирожок с мясом – в муке. Пища для рыб и падальщиков, вот кем она была, несчастная, с самого своего рождения обречённая на бесславную гибель. Ведьма вздохнула с каким-то облегчением, когда здоровенный детина повис на тощих девчоночьих коленках, плотно обхватив их руками. Сантиметров на тридцать повыше сквозь ткани юбок начало проступать тёмное влажное пятно. С такой же безучастностью колдунья окинула взглядом тощую Маргарет, всклокоченную и решительную, прямо стойкий оловянный солдатик, а не девчонка. И та, что снаружи, и та, что внутри, в общем-то.

Злая ведьма из чёрного леса усмехнулась сама себе – вот уж не иначе как фиксация на розовощёких нордических блондинках несколько сбавила свои обороты. Может, когда-нибудь она даже попробует приобщить госпожу Сноу к некоторым профессиональным секретам… исключительно по доброте душевной, когда последний ученик сведёт себя в могилу.

Стоило бы, наверное, заранее готовить пригласительные, подумалось ей в тот момент, когда рука Гензеля упёрлась в тощий бок Греты. Как иронично: спасла охламона с её алтаря только затем, чтобы получить убийственную дозу братской любви. Вот тебе и семейные ценности. Вот тебе и преданность с обожанием. Вот тебе и семья.

Секунда – и всё было кончено. Под ногами дышит-не-надышится чернявая авантюристка, за спиной носом водит рыжая-но-не-та, под землёй едва теплится подобием жизни очередная нордическая фиксация, погружённая в летаргический сон полузабытого сказания. Ох уж эти ремейки и переосмысления. Ничего святого.

– Ну-ну, всё кончилось, дитятко, всё хорошо, – проговорила старушка, помогая вице-мэру подняться и ласковой рукой убирая с лица выбившиеся угольно-чёрные пряди. Прямо хоть колыбельную заводи и на коленках качай – такая мешанина из страха и неприязни в глубине влажных синих глаз.

– Давай-ка, поднимайся. Мы уже приехали, – проворковала она, ненавязчиво демонстрируя своим спутницам две замечательные, новенькие лопаты прямиком из местного строительного. – Пора потрудиться. Она вот-вот проснётся.

+2


Вы здесь » Fables Within » Архив Сюжетных Эпизодов » [28.05.2015] Аin't No Grave


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC