Вверх страницы
Вниз страницы

Fables Within

Объявление

ОЧЕНЬ ЖДЕМ:Джека Хорнера, Волчат и Принца Чарминга
МЭРИЯ ГОРОДА ИГРОВОЕ ВРЕМЯ:
июль 2015
Добро пожаловать на ролевую игру по комиксам «Fables», где герои сказок и легенд живут рядом с обычными людьми. Вы можете подробнее ознакомиться с сюжетом в соответствующей теме, или задать вопрос в гостевой.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables Within » Архив незавершенных эпизодов » [04-05.06.2015] Fields of Gold


[04-05.06.2015] Fields of Gold

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата: поздняя ночь/раннее утро с 4 на 5 июня 2015 года
Место и время: предрассветное безвременье среди сидских холмов
Участники: Frau Totenkinder, Boy Blue, Flycatcher
Описание:

Известны легенды, века и королевства, где рыбаки, принцы и нищие оказывались в нужное время и в нужном месте, когда некто неведомый и прекрасный открывал перед несчастным врата и предлагал целый новый мир, полный чудес и блаженства, лишенный смерти и преисполненный покоя. Послушай меня, дитя, не пей их вино, не ешь с их тарелок, заткни себе уши воском, ибо не сбродивший виноград в сияющих сосудах, а кровь; не свежая баранина источает сладкий запах, а плоть сыновей и дочерей человеческих; ибо, услышав эти песни и нежные голоса, рискуешь заплутать среди высоких трав и вековечных дерев, и каменных стен, и, если выживешь, вернешься домой добрые три сотни или тысячи лет спустя-- и умрешь в тот же миг глубочайшим старцем.
Зажги свечку, поставь на окно, гони прочь страшные сны, дитя мое, ведь все это, конечно же, полузабытые и пустые стариковские байки. Правда?

http://33.media.tumblr.com/1558674881b9415bd979181f4b51a8b7/tumblr_mopu6c5fXZ1rv29fpo1_400.gif

http://data3.whicdn.com/images/143452385/large.gif

+1

2

Уже через час после отбытия мисс Сноу старая ведьма знала, что та, скорее всего, назад не вернется. Упрямая леди, она по привычке предпочитала действовать быстро, опасаясь вполне обычных, земных проблем, хотя в вопросах иного порядка поспешность зачастую выступала в роли первой и едва ли не единственной ошибки, которая рушит весь карточный домик. Но бежать следом за заместителем мэра фрау не собиралась — в конце концов, пусть многое остается неизвестным даже спустя долгие часы выцарапывания информации в прямом смысле из ноосферы, можно было с уверенностью положиться на одно: Белоснежка себя в обиду не даст.

Тотенкиндер не слишком переживала за жителей Фермы, мысленно уже обозначив их как неизбежные цифры в статистике случайных жертв; большую часть времени они вызывали у нее одну только головную боль своим нежеланием слышать слово «нет» и наиострейшей жаждой получить все возможные блага мира, не прилагая решительно никаких усилий. За последние столетия Тринадцатый этаж столько раз повторял уже заученную до автоматизма фразу «слишком сложно, слишком ресурсозатратно» и прочие «слишком», что могли произнести слово за словом посреди ночи, не просыпаясь и не путаясь в последовательности. Но «заклинание» против дурных голов не работало (и Чарминг со своей предвыборной кампанией этому, надо сказать, совсем не помогал); а никто из четвероногих друзей и не пытался думать о том, что — помимо всего прочего — к человеческому телу нужно привыкнуть, что придется забыть про «крылья-лапы-копыта», что потребности совершенно чуждого прежде организма тоже нужно научиться понимать, а гадить мимо лотка и пить воду из унитаза придется отучаться через «не могу».

И даже если бы все имеющиеся в Фэйблтауне лицензированные и нелегальные колдуны и ворожеи каким-то чудом и вопреки инстинкту самосохранения и здравому смыслу собрались вместе, высушили себя досуха и раздали Чары всем сирым да убогим (право слово, чушь какая), то последующего хаоса не пережило бы не просто их маленькое сообщество, но скорее Нью-Йорк сам по себе. Чуть поежившись, ведьма повыше закатала рукава и взялась, наконец, за работу; верно говорят: хочешь понять, что все не так плохо — представь настоящий конец света, перестань ныть и делай дело.

К середине ночи все было готово, оставалось собрать только несколько весьма редких ингредиентов, но и на этот счет у старушки имелась парочка идей. Идеи воплощались в лицах Пастушка и Мухолова, которых поочередно друг за другом пришлось вытащить из постели и объятий сна.
Трубачу на одеяло пожилая леди бросила Стрижающий Меч и Ведьмовской Плащ, принца-лягушонка же растолкала более мирно — сдергивая покрывало, а не роняя добрые килограммы металла сверху. Дважды за десять минут разделенное живенькой пробежкой по коридорам и повторенное «одевайся» начинало приобретать оттенки дежавю и подготовки к олимпиаде для самых стареньких.

- Мы идем за мисс Сноу, - хмуро процедила детоубийца, выводя своих подопечных из здания на сравнительно свежий воздух. - Альтернативы не обсуждаются. Впрочем, кто-нибудь из вас может попытаться.

Они были нужны ей, чего кривить душой, и в данном случае Ведьма из Черного Леса даже была готова раскошелиться на парочку объяснений. В конце концов, область их интересов так или иначе касалась Белоснежки, пребывающей в состоянии «жива и здорова», а это уже походило на повод сотрудничать без лишних вопросов. Конечно же тот факт, что кто-то может не быть в курсе всех деталей произошедшего, от нее благополучно ускользнул.

+5

3

Парень хмуро брел за старухой по коридорам здания, успевшего стать многим из них новым домом. Сказать, что он был в недоумении, значило ничего не сказать — давненько не было столь дивных пробуждений. Пастушок, когда ему на голову в буквальном смысле слова свалилось родное оружие, и проснулся-то не сразу, поначалу перепутав времена и вовсе решив, что вновь оказался в армии. Ощущения были очень похожими, ибо там лейтенанты могли в любой день устроить точно такую же побудку. Вся соль заключалась разве что в том, что подобное обычно устраивалось перед чем-то значимым или тогда, когда действительно время поджимало. Отчасти поэтому Синий, первым делом осознав себя в собственной комнате с мирным пейзажем за окном и увидев спину Фрау, испытал что-то вроде острого когнитивного диссонанса.
Пастушок с былой сноровкой собрался довольно быстро и налегке, и теперь угрюмо хмурился, кутаясь в волшебный Плащ. Происходящее ему не очень нравилось по целому ряду причин, и всё-таки пока что он молчал — таинственную старушку Тотенкиндер он знал не очень хорошо, но достаточно для того, чтобы относиться к ней серьёзно. Она, бывало, чудила, но во всех её поступках и странностях всегда просматривался смысл и замысел, порою совершенно неочевидный поначалу, а уж о том, что она явно всегда знала больше, чем говорила, упоминать и вовсе было лишним. Она никогда не показывала этого, предпочитая играть роль почти что рядовой ведьмы Тринадцатого этажа, но парень был внимательным. Просто не подавал вида.
Ведь до сих пор все её поступки были на благо Фэйблтауна.
Еще одним провинившимся внезапно оказался старина Мухолов, которому досрочное пробуждение, кажется, далось куда тяжелее, чем Синему Мальчику. Пастушок не то в шутку, не то всерьёз пожелал хорошему другу доброго утра, хотя для них обоих оно было скорее настороженным. А ведь снаружи стояла такая ясная погода, рассветная свежесть не предвещала беды...
— У меня два вопроса, — Пастушок привычным жестом проверил, насколько свободно выходит из ножен зачарованный клинок. Ничего не изменилось. И из-за Плаща оружия со стороны, как и прежде, не видно. Странное чувство — столько времени эти две вещи пролежали в архиве за ненадобностью, много лет он к ним не прикасался, а теперь они вновь к нему вернулись, и ощущение было таким, словно он расстался с ними вчера. Да и Фрау Тотенкиндер как-то не располагала к шутливому настроению — во всяком случае, сейчас. Или он просто еще не до конца проснулся. — Куда отправилась Белоснежка и что вообще происходит?

+5

4

Каморка Мухолова была не самым приятным местом по мнению большинства обитателей Вудлэнд, но ему нравилось. Кровать себе он устроил прямо рядом с большой отопительной трубой, и зимой, когда по ней пускали горячую воду, здесь было тепло и уютно как нигде больше. Ну, постель была не очень опрятной, зато теплой и мягкой. Большего Мухолов от нее не требовал.
Когда с него самым бесцеремонным образом сдернули одеяло, Мухолов смотрел десятый сон, и этот сон ему не нравился. Что-то в нем было очень плохое и щемяще-грустное. Хорошо, что не запомнилось.
Фрау Тотенкиндер за пробуждение он был только благодарен.
Натянул комбинезон Мух торопливо и путаясь в рукавах, стараясь не смущать хоть и пожилую, но все-таки леди. Хотя, наверное, не было в этом мире того, что бы смутило ведьму - уж явно не его тощие ноги и трусы в зеленую лягушечку. Привычно нахлобучил на голову кепку и поспешил за фрау, в коридоре спросонья и впотьмах едва не влетев в такого же заспанного и недовольного Пастушка.
Мухолов мучительно зевнул, зажав себе рот рукой, и шепотом обратился к приятелю:
- Ты не знаешь, что здесь творится?
Пояснения фрау Тотенкиндер не особенно позволили разобраться в ситуации. Что-то не так с мисс Сноу? От этой мысли Мухолову стало слегка не по себе. Мисс Сноу была очень хорошей девушкой. Резковатой порой, но к нему она всегда была добра, и ко всем остальным на самом деле тоже - уж в этом Мух был уверен.
Зачем им за ней идти? И куда?
Прохладный ночной ветерок ласково взъерошил волосы, бросил в лицо бензиновый запах города. Наверное, если бы Мухолов появился здесь впервые сейчас, он бы не смог этим дышать - воздух родных земель был чище и свежее настолько, что их кощунственно даже сравнивать. Но родные земли остались далеко позади и он их почти уже не помнил, а к дыму и смраду города привыкаешь, особенно когда он растет у тебя на глазах.
Холод пробрался под одежду моментально, и Мух поежился, зябко обхватив себя за плечи. Зато сонное оцепенение сняло как рукой.
- Куда мы идем? - дополнил он вопросы Пастушка порцией своих, - Что-то случилось с мисс Сноу?
Еще напрашивался вопрос "зачем здесь я", но его Мухолов озвучивать не стал. Толку с него обычно бывало немного, но ведь фрау, наверное, знает, что делает.
Да и не хотелось бы ему, чтобы ведьма передумала и отослала его обратно, особенно если мисс Сноу вдруг нужна помощь.

Отредактировано Flycatcher (2015-06-03 12:53:44)

+5

5

На крыльце Вудленда их уже ждал увесистый, раздутый рюкзак с накрепко привязанным к болотно-зеленому боку котелком. Госпожа ведьма встала рядом с ним и, погрузившись ненадолго в строгую задумчивость, оттянула край сумки, пересчитывая и инспектируя содержимое. Судя по количеству интереса, которое ведьма проявляла к этой несомненно важной, но тяжелой ноше, вся туристическая радость предназначалась одному из пробуждающихся "рыцарей без страха и упрека".

— Мы, мои милые, отправляемся на Ферму. Или то, что от нее осталось.

Она не стала бы говорить никому из них о том, что уже много часов молчат все охранные заклинания, словно и не было их, птицы не приносят вестей и Зеркало скудно кривится на просьбу продемонстрировать хотя бы общую панораму, отделываясь сухими рифмами в стиле «пострадала только моя гордость». Зачем разводить лишнюю панику, когда можно всего лишь отметить очевидное:

— Связь оборвалась еще днем, и у меня есть основания полагать, что инспекция госпожи Уайт не прошла так удачно, как могло показаться в самом начале. Амброуз, дорогой, — резко меняясь в лице нежно проворковала бабуля, выуживая из сумочки еще кое-что, блестящее красным золотом даже в этот серый час: простенькое витое ювелирное изделие с неприметным камнем, звавшееся некогда кольцом Элунед. — Возьми эту вещицу и держи поближе к себе; перевернешь кольцо камнем внутрь и зажмешь в кулак — станешь невидимым.

Да, она всерьез считала все эти меры действительно необходимыми, и в своей непривычной паранойе хотела прикрыть все возможные бреши в плане, для детальной проработки которого не было ни времени, ни ресурсов, ни должного количества посвященных. Она сама да два чистых сердца с какими-нибудь призрачными шансами могли бы и выкарабкаться; мудрость седины и отвага молодых воинов, этот разудалый боекомплект зачастую если не выигрывал, то хотя бы не оставался в накладе. Это современная литература любит грешить беспардонным убийством всех, кто неудачно подвернулся под писательское перо, минуя законы логики и хода истории, а в старых мирах все было по-прежнему неизменно и изменчиво, так, как госпожа Ведьма из Черного Леса знала и привыкла.

Немного покопавшись в почти бездонном пространстве миниатюрного саквояжа, старушка извлекла пару муслиновых мешочков, перетянутых длинной шерстяной нитью, и протянула на раскрытой ладони своим спутникам. Что-то внутри слабо похрустывало под пальцами и пряно пахло, пряча в глубине что-то похожее то ли на камень, то ли на кусочек металла. Фрау Тотенкиндер дождалась, пока ладонь опустеет, и потерла прохладные пальцы друг о друга — поди пойми, то ли жест предвкушения, то ли просто зябко.

— Держите кисеты под одеждой, и если вдруг почувствуете себя странно, просто сожмите покрепче и представьте что-то, что хорошо помните, что-то связанное с этим местом. Это будет вашими хлебными крошками.

«Если вдруг мои чары не справятся» –- хмыкнула про себя Тотенкиндер и мазнула раскрытой ладонью по воздуху: тот засветился полосой слабого зеленоватого света, словно отражая на водной глади мутные, но все еще знакомые очертания второй части их сказочного сообщества. Высокая, длинная тень разрывала этот блеклый пейзаж на две неаккуратные половинки, но больше, чем рваной полосой это нечто назвать было невозможно. Колдунья поворошила кончиками пальцев пленку-оболочку их персональной двери — того и гляди, дохнула бы и протерла локтем, как настоящее стекло, снимая тусклую муть... но нет — и погрузила носок черной туфли в изумрудный отблеск.

— Встретимся на той стороне, — почти весело отозвалась пожилая леди, в первый раз за много сотен лет разродившись подобием жутковатой шутки.

На той стороне все было зыбко и мутно. Бабушка вглядывалась в едва заметную рябь на границе между одним миром и другим, почти касаясь носом хрупкой полу-зеркальной пластины, мешающей разглядеть некогда такие похожие на себя очертания полей, холмов и густых участков леса. Почти у самого горизонта, закрывая собой и тенью часть игрушечных и теперь кажущихся особенно нереальными домиков, в небеса вздымалась чудовищно огромная башня, почти теряясь острыми шпилями в облаках. Фрау Тотенкиндер тяжело вздохнула и обернулась с усмешкой, не предвещающей ничего хорошего.

— Ну что, молодые люди... никто не подаст леди руку?

+2

6

— Нет, но что-то мне подсказывает, что в неведении мы будем находиться недолго, — вполголоса отозвался Пастушок, не сводя подозрительного взгляда со старушки, которая, кажется, собралась в поход.
Явный набор путешественника, таинственная ведьма, вооруженный до зубов музыкант, заколдованный принц и время где-то около пяти-шести утра — интересная компания, не находите? Вспомнить бы еще, какой сегодня день недели, хотя значение это, наверное, уже и не имело...
— Что-то случилось на Ферме? — а вот это уже новости, согнавшие прочь остатки сна. Похоже, дурные предчувствия его и в этот раз не обманывали. Вот только... почему эта чуйка молчит, когда случается что-нибудь хорошее? — Есть какие-нибудь предположения насчет того, что там могло произойти?
Предложенный Тотенкиндер амулет, внешне ничем непримечательный, парень с интересом осмотрел и затем сунул в карман куртки. Сложно было сказать, имелась ли в нем необходимость конкретно в его случае, но ведьме наверняка виднее. Хотелось верить в то, что он вообще не понадобится — и ведь же самое можно бы сказать и о Плаще с Клинком, вот только кто его спрашивать будет?
На Ферме и раньше периодически случалось всякое, конечно. И связь неоднократно обрывалась, но, судя по намеку, проскользнувшему в словах Фрау, на сей раз это действительно могло быть не простой неприятностью. Тем более что в таком случае поход не был бы тайным (скорее всего) и вооружаться столь нетипичным способом его бы не попросили. Скорее уж их же с Амброзием отправили бы туда на машине, и то в более цивилизованное время. А вот что, отправившись туда, пропала Снежка — действительно плохой знак... хоть бы с ней было всё в порядке.
От необходимости тащить на чьем-нибудь горбу подозрительный рюкзак Пастушок всех избавил, попросту спрятав тот в Ведьмином Плаще. Наверное, это являлось одной из самых удобных фишек артефакта, если, конечно, не сравнивать оную со всеми остальными.
Переход через портал не был чем-то примечательным — просто одна картинка с атмосферой поменялась на другую, да и граница Фермы узнавалась безошибочно. Долина в провинции, некогда облюбованная ими для волшебного городка, о котором никто, кроме них, не знает и не знал...
— Госпожа Тотенкиндер, — Синий Мальчик не то в шутку, не то всерьёз действительно подал руку. — Может, мне стоит перенестись прямо туда и разведать, что вообще там творится? Не высовываясь, конечно.
"Ну и сумку я вам тогда верну."

Отредактировано Boy Blue (2015-06-06 01:46:27)

+3

7

К походу фрау подготовилась преосновательно. Из этого можно было сделать несложный вывод о том, что, кажется, они оставляют родимый дом на достаточно долгий срок. И, кажется, все это потащит на себе Мух.
Глядя на котелок, повидавший виды и здорово поцарапанный с одного края, видимо, переживший не один подобный заход на своей памяти, Мухолов коротко понадеялся, что старушка потащила их на такой своеобразный пикник. Но, пожалуй, это было бы чрезмерно наивно даже для него, а фрау Тотенкиндер несмотря на более чем преклонный возраст вряд ли ослабела умом хоть на йоту. Нет, что-то случилось, и, раз их так серьезно снаряжают, это что-то обещает затянутся надолго.
Мухолов абсолютно не любил всяческие кризисы и прочие приключения - его мирная однообразная жизнь была совершенно прекрасна в своей скуке. Как назло, случались кризисы прямо-таки с завидным постоянством. И хоть раз бы разрешились быстро, легко и бескровно - куда там.
Впрочем, к участию в них его обычно не привлекали.
Протянутое ему колечко Мух принял с трепетным благоговением, как величайшее сокровище. Настоящие магические амулеты он и в руках-то когда держал, уже не помнил. А еще безделица красиво сверкала темным золотом, и он на миг засмотрелся, разглядывая кольцо, прежде чем крепко зажать его в ладони - словно в страхе потерять. В конце концов, потом ему, наверное, нужно будет вернуть старой колдунье ее подарок.
Фрау он кивнул с искренней благодарностью, убирая колечко в карман и даже там продолжая плотно зажимать новую игрушку в кулаке. Второй дар ведьмы Мухолов припрятал в нагрудный кармашек, перед тем не удержавшись и коротко принюхавшись к нему - в нос ударил пряный, травяной запах, мгновенно прочищающий мозги будто выпитый залпом самый крепкий кофе.
С этими вещами, да фрау и Пастушком рядом, было спокойно. Будто они все могут.
Мухолов глубоко вздохнул - для храбрости - и шагнул следом за своими спутниками, на секунду по-доброму позавидовав Пастушку: для него, воевавшего и знавшегося с магией, кажется, все это явно не было в диковинку. Вон, даже рюкзак вперед Муха схватил - кажется, в этот его плащ могло влезть и что-то покрупнее без малейших затруднений.
На Ферме было странно тихо по сравнению с вечно гудящим, как растревоженный улей, городом, и прохладно до хрустящего под ногами тонкого утреннего инея на траве. От резкости перехода тишина ударила по ушам сильнее любого гвалта и шума, лишь спустя пару минут Мух осознал, что слышит какую-то ленивую утреннюю цикаду.
На востоке медленно пробивалось солнце. Мухолов заозирался - и растерянно замер.
Он не так уж часто бывал на Ферме, но вот этой детали на горизонте прежде вроде бы не наблюдалось. Нет, ну он бы заметил.
Наверное.
Протянул ладонь фрау Мухолов почти машинально, едва не столкнувшись руками с проделавшим то же самое Пастушком.

Отредактировано Flycatcher (2015-06-12 02:45:45)

+3

8

Положив сухонькие ладошки в руки своих юных спутников, ведьма прорвала завесу, решительно скользнув внутрь и втягивая молодые сказания за собой. О, она собиралась нести очевидность в массы, хотя что может быть очевиднее черного силуэта, разрывающего небеса. Освободившись, наконец, от чужой вынужденной галантности, ведьма отряхнула то ли юбку, то ли руки о нее и, не поворачиваясь, решительно шагнула вперед по мягкому плодородному покрову все-еще-Нью-Йоркской-земли.

– Сюда пришли Холмы, мой мальчик, – старушка с затаенным сочувствием посмотрела (искоса, разумеется) на Пастушка, сдержанно покачав головой. – Это совсем другой мир, дорогой, и, чтобы достичь настоящего сидского дома, нам придется проделать весь этот путь, – два пальца четко указывают на чернильный силуэт, – пешком. К рассвету, похоже, пересечем и вторую границу.

Она бы могла сказать, что сильную магию кто-нибудь из здешних обитателей да заметит, что, скорее всего, этими чарами господа Ши будут не очень довольны, что, возможно, все трое они не просто не найдут Белоснежку, но и не вернутся домой ни живыми, ни мертвыми. Сгинут попросту. Но зачем бередить нежные души? Вдруг одна еще и лягушкой обернется на нервах — как потом обратно в порядок приводить? Навряд ли сейчас им удастся уболтать какую-нибудь царственную особу преисполниться нежности и поцеловать прохладный лягушачий нос.

– Помните, господа: не пейте и не ешьте ничего, что вам могут предлагать; услышите мелодию, какой нет краше во всем свете, – старуха непроизвольно перешла на почти забытый старомодный говор, внутренне посмеявшись сама над собой, – закройте уши и не ступайте ни шагу к хороводам и танцам; и ничего не бойтесь. Ничего.

Она кинула красноречивый взгляд в сторону Мухолова и ускорила шаг — из высокой травы на севере донеслось что-то похожее на тягучий вой, и уж точно с чем не хотела бы сталкиваться не только Тотенкиндер, но и всякая другая ведьма, так это с собаками Дикой Охоты. Редко какая скотина выла так же надрывно и низко, что кровь непроизвольно стыла в жилах.

– Это поют баргесты — вестники беды и скорой смерти и, говорят, псы Дикой Охоты, держите страхи в узде и ведите себя хорошо, и до рассвета мы дотянем, не лишившись конечностей.

Весело прищурившись, фрау постучала себя по кожаному мешочку, висящему на груди. Ей бы потом раздать по наперстку виски мальчишкам, но это уже на привале — она видела, как мелькнула скрюченная тень между деревьев, сверкнув огромным, как блюдце, глазом, и пусть даже страх был для нее чем-то далеким и забытым, встречаться с тем, чем бы это ни было, как-то не возникало никакого желания.
Над горизонтом пронеслась сизая полоса, донеслось истошное лошадиное ржание и отголоски чужого-чуждого смеха и серебряный звон — то ли колокольчики, то ли оружие трется о кольчуги.

+3

9

Слушая многоуважаемую Фрау, Пастушок всё больше недоумевал — и при таких обстоятельствах (вряд ли полностью неизвестных даже на тот момент) Снежка сюда поперлась одна?! Она всегда была смелой, конечно, но отнюдь не безрассудной. Или всё-таки было за всем этим что-то еще, о чем им сейчас просто не сказали? Если есть причины и какой-то план, Тотенкиндер может, ага...
— Пешком так пешком, — не стал искать лазейки Синий, всё-таки начавший путаться в том, что тут вообще творится. — Сноу пошла тем же путем осознанно или просто в ловушку попала?
Или оба варианта вместе, одно другому в данном случае не мешает.
Ободряюще глянув на Мухолова, которому всё происходящее явно нравилось еще меньше, чем ему самому, Пастушок методично сделал в уме зарубки относительно советов и предостережений Фрау, и вот часть относительно "чарующих мелодий"... В себе парень был более чем уверен, переживали и выдерживали и не такое, но всё-таки сим моментом оказался несколько раздосадован — стоило потерять бдительность, забыться мог даже он, а музыка — это такая штука... штука, умеющая втираться в доверие получше всего остального. Нет уж, лучше изначально материальный враг, чем близкий и родной друг, оказавшийся врагом!
Хотя, если совсем уж честно, лучше врагов вообще не было бы, но лесок дружелюбным не выглядел совсем, да и, если он ничего не путал, обитавший в этом месте народец не слишком жаловал незваных гостей.
— Мне кажется, это не баргесты, — поделился своими подозрениями относительно воя Синий, вглядывавшийся сначала в маячившую впереди чащу, а затем в ясное рассветное небо. Рука неволей легла на рукоять клинка — он на мгновение остановился, но затем догнал друзей. — Всё-таки это ночные существа. Хотя вариант с Дикой Охотой нравится мне еще меньше... Фрау! В этом месте, часом, не водятся демоны?

+1


Вы здесь » Fables Within » Архив незавершенных эпизодов » [04-05.06.2015] Fields of Gold


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC