Вверх страницы
Вниз страницы

Fables Within

Объявление

ОЧЕНЬ ЖДЕМ:Джека Хорнера, Волчат и Принца Чарминга
МЭРИЯ ГОРОДА ИГРОВОЕ ВРЕМЯ:
июль 2015
Добро пожаловать на ролевую игру по комиксам «Fables», где герои сказок и легенд живут рядом с обычными людьми. Вы можете подробнее ознакомиться с сюжетом в соответствующей теме, или задать вопрос в гостевой.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables Within » Архив незавершенных эпизодов » [7.01.2015] Searching for a war


[7.01.2015] Searching for a war

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата: 7 января 2015 г.
Место и время: царские хоромы мсье Синеборода; вечер, ближе к ночи
Участники: Goldilocks, Bluebeard
Описание:
Отшумели рождественские праздники, круговорот мероприятий разной степени важности, который, казалось, никогда не закончится, наконец-то успокоился. Казалось бы, дыши спокойно и возвращайся к своей скучной жизни, каждый день которой идентичен предыдущему. 
Вот только Синеборода ждёт  под ёлочкой ещё один подарок. Весьма подвижный и очень энергичный, с огромными планами и такими же амбициями, решительно настроенный если не развернуть гражданскую войну в сказочном мире, то отомстить одной конкретной гномьей сожительнице. Как считали Златовласку пропавшей? Так вот же она, собственной персоной. В гостях хорошо, а в родном Фейблтауне всё одно веселее.
http://cs408623.vk.me/v408623419/918d/j7g48ZTNER8.jpg
[audio]http://pleer.com/tracks/5527303qIui[/audio]

+3

2

Это было самое обычное зимнее утро. По сути, оно ну ничем не отличалось от всех остальных. Для Голди. Если коровы не летают, а она все еще ходит на двух ногах, то мир по-прежнему находится в полнейшем равновесии. Прыгая на одной из двух своих, но пока что еще здоровой ноге по коридору по какой-то непонятной причине слишком темного дома и с трудом заталкивая вторую, уже не такую везучую, но все еще годную на пешие прогулки ногу в старые потертые джинсы, дама бросила отрывистый взгляд на висящий возле окна календарь. Бросила взгляд, а в итоге едва не упала сама. Большие, некогда коряво написанные руками Златовласки цифры беспощадно отливали кроваво-красным, как бы совсем ненавязчиво намекая, что пути назад нет, никогда не было и уж точно не будет, и что остается только унять свои скандалы, слезы и панику, а так же молча смириться с неизбежным. Это самое неизбежное звалось, зовется, и еще очень долго будет зваться Рождеством, одним только своим названием вселяя ужас в целые поколения. А, может, и не ужас вовсе. Странные существа эти люди, никогда не поймешь, как и на что они отреагируют, чего они будут бояться, а чему радоваться. Вот она сама, к примеру, Рождество не любит. Всю жизнь терпеть не могла, с самого своего такого далекого детства, до зуда в пятках и до дрожи в коленях.
Но да ладно, хватит нам лирических отступлений, все это лишний раз подчеркивает только тот факт, как много времени понадобилось одной небезызвестной нам особе для того, чтобы привести в порядок разум и чувства (где-то на краю сознания эти слова тщательно зачеркнуты, а поверх старательно выведено что-то в стиле «зализать раны»). Хотя, разум в порядок не пришел, стоило брать белый флаг, писать на лбу «Осторожно! Сумасшедшая!» и идти вперед, пританцовывая да истерично смеясь.
Нет? Не пойдет? Ну и ладно.
Тем не менее, прошел еще один (ах, если бы на самом деле только один!) день ее бездействия и построения каких-то до ужаса умопомрачительных стратегий, а затем и еще денечек. Что вы там говорите? А-а-а, уже седьмое. Грустно.
Хватит.
Стрелки не движущихся часов беспощадно показывали половину четвертого, а суровая погода за порогом гласила, что уж совсем вечереет и холодает, и, проще говоря, самым наглым образом диктовала свои правила. Но, кажется, наконец пришла пора заканчивать с тем самым бездействием и приступать к хоть какой-то части своего плана. Желательно, конечно, именно к той, где она врывается в комнату, размахивая чем-нибудь потяжелее, отправляет к Аиду в подземелье всех присутствующих и вешает флаг со своим портретом на мэрии.
Все еще нет?
Ну и ладно.
Таки выйдя на улицу и пройдя к чуть более оживленной местности, Голди замедлила шаг возле одного из работающих фонарей. Он горел немного ярче, чем все остальные. Совсем чуть-чуть, но и этого было бы уже вполне достаточно, чтобы выхватить из густеющей темноты стремительно падающие снежинки… Красиво.
Странной природы боль железным обручем сжимает голову, рука, потянувшаяся было к виску, замирает вдруг в нерешительности и смятении. Словно кукловод обрезал те самые невидимые нити манипулятора, и марионетка оказалась предоставлена самой себе. Но, увы, сделать она не могла ничего.
Сломана.
Разбита.
Несколько сотен мельчайших ледяных осколков в одно мгновение вонзились в сильно побледневшую кожу. Резко, грубо, без предупреждения. Они буквально кромсали Голди изнутри, петляя под одеждой с точностью в совершенстве наточенного скальпеля. Вновь и вновь пронзая собой насквозь, выводя на теле абсолютно невероятные узоры, покрывая кожу сетью бледных кровоподтеков. Врезаясь в сердце, один за другим вспарывая старые шрамы, устремляясь все выше и выше. Эта боль в голове, она была просто нестерпимой, блондинка почти физически ощущала каждый неаккуратный разрез. Нет, конечно, все это в некоторой степени было результатом не в меру больного воображения, и на самом деле почти ничего страшного не происходило, ибо в реальности никто ее заживо не резал.
Просто нужно преодолеть это все. На раз-два. На вдох-выдох.
Теперь план, начало которого осуществить было практически элементарно. После череды долгих раздумий, попыток, провалов и подготовок, Златовласка все же поняла, что одной ей ну никак не справиться. Наблюдение и подслушивание показало, что все ее единомышленники с Фермы были казнены и, увы и ах, но инстинкт самосохранения требовал залечь на дно.
Получилось до самой зимы, ну ой.
А вот сейчас можно и поразвлечься, попытавшись применить все свои умения шпионажа и маскировки. Закутаться поплотнее в пальто, словно герой какого-то кинофильма о гангстерах с поднятым воротником, успешно прошмыгнуть в нужное здание и…
Та самая квартира. Постучать? Взломать дверь? Что дальше-то?
Если бы вы умели заглядывать людям в головы и подсматривать их мысли, с такой супер способностью лучше бы вам обходить Голди как можно дальше стороной. Для вашей же безопасности. Ибо сейчас где-то глубоко в многострадальной голове дамочки, где-то между четвертой и минус первой извилинами, именуемыми там Туманным переулком и Бессонной улицей соответственно, металась воображаемая Голди, один за другим вытряхивая на воображаемый паркетный пол содержимое воображаемых шкафов и не менее воображаемых ящиков. Долбя кулачками в воображаемую дверь и…
Ч-черт! Это уже перебор.
Это больше не воображаемая дверь…
И тут же она замерла на месте, желая исчезнуть, раствориться, мигом, как можно быстрее.
С тихим скрипом, ме-е-едленно и будто нехотя, дверь открылась. Специально? Кто-то забыл запереть ее?
Идиотизм.
Шагнуть в разверзнувшуюся перед нею черную пасть с глубоким вдохом, все равно ведь терять-то нечего. Прикрыть за собой дверь. И уверенно, но чуть дрожащим голосом, прошептать в темноту длинное-предлинное:
- Э-э-э-э-э-э-э-э-эээээй?..
Конгениально, мисс. Просто на пять баллов.

+1

3

Всякий сказочный герой, обладающий хотя бы мизерным авторитетом у своей паствы в лице детей любого возраста и пола, после Рождества чувствовал невероятный прилив сил. Не стоит забывать, что заполнен этот праздник изысканными фужерами с тонкими ножками и игристым шампанским, а также дорогими закусками и танцами до утра он исключительно для определённой прослойки населения, которые уже успели выйти из подросткового возраста, но не вошли в эру счастливого родительства.  Для остальных же это был уютный семейный праздник и повод собраться за одним столом, разделить ростбиф и выпить по стаканчику эгг-нога. Всё праздничное таинство обычно заканчивалось посиделками у камина, где взрослые читали своим отпрыскам сказки из старого сборника с потёртым переплётом. И это многообещающе дарило сил жителям Фейблтауна, что никто не забыт и ещё один год пройдёт налегке.
Однако будь ты хоть самой диковинной диковиной из всех мифических существ, Змей-горыныч с тремя головами или русалка  с рыбьим хвостом, никаких сил и печени не хватит, чтобы дни напролёт сбивать ноги в танце и просаживать печень выпивкой. Одни попытки сохранить лицо и постоянно улыбаться чего только стоят. И пусть для Бороды выбраться из четырёх стен собственных апартаментов было только в радость, потому что, надо признать, золотые кубки и турецкие ковры так себе собеседники, даже его бесконечный круговорот кадров в жизни начал утомлять.
Главное вцепиться крепко в мысль, что через год всё повторится вновь, если Фейблтаун со всеми своими сказочными обитателями не отправится в колодец по какой-нибудь необъяснимой причине.

- Гоббс, какие у меня дела по расписанию на сегодня?
Гоблин под личиной человека совсем по-звериному прорычал, силясь вспомнить пометки, которые сам же и оставлял. К сожалению, совмещать два дела сразу – натирать спину  своему хозяину мягкой губкой с лавандовым мылом и думать – у него получалось скверно. Оно и не удивительно, если одно из крупнейших торжеств Борода милосердно позволил организовать в своей «скромной» квартирке, предварительно заперев все сокровища за дубовыми дверьми на замки и на всякий случай обновив охранные заклинания. Разумеется, большая часть организации вечера легла на плечи преданного слуги, в то время как граф беспокоился только о собственном имидже.
Заметив смятие на лице Гоббса, Синебород устало вздохнул и откинулся на бортик ванной, сгоняя рукой пену на поверхности воды в одну большую кучу.
- Принеси мне мой ежедневник. Он в кабинете на столе. Я закончу сам.
Хороший слуга тот, кому не надо повторять дважды.

«Если это крысы, то очень настойчивые и отожранные,» - Гоббс пытался найти источник шума, который прервал его мирное шествие по распоряжению, и исправный слух привёл его к входной двери.
Приём гостей слуга уж точно бы запомнил, как хотелось ему верить, но человек по ту сторону стучал так настойчиво, что разрушить его надежды и не открыть были бы просто кощунством. Гоблин отворил дверь, отступая в сторону и пропуская девушку пройти и осмотреться, а вышел из тени только когда она подала голос:
- Мы вас не ждали, леди Златовласка. Разрешите я проведу вас.

В былое время визиты женщин в личные покои Синеборода ничем хорошим не заканчивались. Для них. Но кто старое помянет, тому глаз вон. Герой с незавидной репутацией всячески отчищал своё запятнанное имя и не совершал поступков, за которые пришлось бы впоследствии расплачиваться. Или совершал, но настолько осторожно, что подловить его было не на чем.
Когда дверь с тихим скрипом отворилась, мужчина в длинном подпоясанном халате в пол с замысловатыми узорами величественно восседал на кожаном кресле и бегал глазами по строкам письма, которых за время праздников накопилось добрая дюжина. Взгляд исподлобья сквозь стёкла очков сразу же упёрся в знакомую светлую головушку с нелепыми очками на переносице, после чего красноречиво перешёл на слугу, без слов говоря, что он может оставить их с гостьей наедине. 
- Ты неплохо стреляешь, Голди. И наверняка имеешь в послужном списке друзей несколько личностей с плохой репутацией, раз сумела скрываться так долго и не оказалась до сих пор на дыбе, - в качестве своего почтения к гостье мужчина даже отложил в сторону листок и скрестил руки на груди, обращая всё своё внимание к неказистой недоубийце. – Что же заставило тебя вернуться в Фейблтаун? И какие сапоги-скороходы привели ко мне? Ты же понимаешь, что сдать тебя мерии мне зачтётся в карму, - скосив взгляд на часы, Борода дождался, когда секундная стрелка дойдёт до отметки двенадцать, и закончил мысль: - у тебя две минуты, чтобы заинтересовать меня  и убедить, что твоя жизнь стоит больше, чем единоличный должок от желающей отомстить тебе Снежки и её цепного пса.

Отредактировано Bluebeard (2015-06-04 21:27:17)

+2

4

- Две минуты будет ма…- начала было Голди, но в сознании моментально щелкнуло, что варежку лучше захлопнуть и начать с самого начала. С логичного начала. С начала всех начал.
Ведь, черт возьми, ее так любезно встретили, так проводили в личный кабинет, ну прям будто бы для серьезного разговора. Блондинка глубоко вздохнула и задвинула очки подальше на переносицу, чтобы, как минимум, хорошенько разглядеть собеседника. Ведь даже не изменился, чертяка! Такой же представительный, жесткий, уверенный и надменный. Сидит тут, делает вид, что ему глубоко плевать на происходящее, пытается запугать и спровадить. Ан нет уж, дудки. И не таких обламывали, как говаривала порой Голди.
Снова глубокий вдох, чуть задержать дыхание и приняться мерить шагами комнату.
- Наверняка вы слышали далеко не все о данном… - девушка поморщилась, - инциденте. Да, было место прекрасной идее о кардинальном изменении всего нашего строя, о пересмотре состава правящей верхушки. Они ведь только и делают, что сидят на жопе ровно и.. – тут блондинка снова осеклась, посчитав неуместным продолжение данной мысли, ибо ассоциация на сказанное неумолимо мельтешила перед ее взглядом, словно красная тряпка у морды быка.
Надо признать, голосок-то ее дрожал, был севшим, да и в целом юная (ли?) леди выглядела весьма уставшей, в отличие от достопочтенного товарища, сидящего в кресле напротив нее. Обилие растрепанных и взъерошенных волос обрамляет худое и бледное лицо, в сапфировых глазах горит тот самый огонь маниакального безумия, нездорово бескровные губы растянуты в… Нет, улыбкой это назвать ну никак нельзя. Усмешке? Возможно. По привычке кутается в плащ и ей действительно все еще холодно. Когда она в последний раз ела?
Когда-то.
Жизнь за идею – именно таким и был девиз данной особы. А что до одежды (к слову, порядком изношенной и явно холодной для нынешнего сезона), внешнего вида и прочего – потом. Она ведь не стремилась понравиться мужчине (нет, в целом, конечно же именно этого она и хотела, но только вот своими пылкими речами, а не потасканным внешним видом), к чему тогда весь этот фарс?  Гордо вскинуть голову и с вызовом посмотреть ему прямо в глаза:
- У меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться, дорогуша, - а затем, будто бы пугаясь собственных слов, вздрогнуть и обхватить себя руками, зябко поежившись. Нет, она не стремилась давить на жалость, не пыталась взять Синеборода «на слабо». Она просто говорила, как есть, с присущим ей всеобъемлющем энтузиазмом и желанием тотчас кинуться на передовые.
- Не верите, да? – и снова с «вы» на «ты», какой же удивительный разговор, - все еще можно вернуть! Исправить! Сделать так, как надо! Хотите сдать меня мэрии? Хах, эта мэрия давно уже изжила себя, утонула в собственном дерьме, превратилась в фарс, пыль. Кого устраивает нынешнее руководство? – ага, те, кого оно не устраивало, уже сложили свои головы, но не будем об этом, - я хочу устроить переворот. Нам нужен новый правитель, который не будет столь эгоистичен и занят собой. Столь глуп, зачем нам нужен тот, кто не видит дальше своего носа? Ведь есть столько возможностей.. – и тут ее запал кончился.
И снова голоса…
«Что происходит? Я безумна!»
«Ты не безумна»
«Мое сознание разрушается!»
«Это не так»
«Все в порядке?»
«В порядке?..»
Голова, голова, голова. Ну почему ты болишь так, словно являешь собою гудящий колокол, в который с размаху ударил какой-то идиот? Ведь нужно срочно взять себя в руки, держаться уверенно и гордо, и подумаешь, маленькая оказия, всякое может случиться! Она хотела бы метнуться в сторону лунным бликом, прорвавшимся сквозь щели в вековечной кладке. Тенью, скользнувшей по паутине. Пригоршней снега, чертящей на полу затейливые узоры. Стремясь убежать, исчезнуть, выпрыгнуть в окно, но вдруг снова замерла на месте. Нет, это не выход, нужно действовать по-иному.
Ладно, отставить панику. Посмотрим, что он скажет на это.
- У меня есть план, - как-то не особо уверенно добавила Голди, опустив взгляд, - ну, то есть будет. Почти готов. Только одна ма-а-аленькая деталька осталась.

+2

5

- Допустим, так, - покорно согласился Борода, разведя руками и пожав плечами, пытаясь на языке тела продемонстрировать  свою полную непричастность к событиям революционного времени на ферме. Он застал лишь развязку этой эпохальной истории, присутствовал лично на суде над революционерами, но даже толком не удосужился поинтересоваться, что послужило предысторией такого решительного шага забитых и угнетённых жителей пригорода. Столько лет сама идея «людям – город, зверью - ферма» жила и работала исправно, но что-то же подвело парнокопытных, пернатых, с пяточками и хвостами к борьбе за идею равноправия, подтолкнуло на восстание. И если этим что-то, а точнее кем-то была Голди, то она заслуживала внимания. Как минимум заслуживала быть выслушанной.
Женоубийца умел закрывать глаза на внешний вид, который, к слову, совсем не внушал  доверия. Умел выходить за рамки стандартов и принимать то, что за очками с толстыми стёклами и светлыми локонами может сидеть интересная идея. Просто с её реализацией вышли небольшие заминки. В конце-концов, нейтралитет, за который так старательно держался Синебород, когда-нибудь должен быть разрушен. А для этого нужно впустить в жизнь что-то новое.

- Ты так в этом уверена? – мужчина поднимает выразительно бровь и сплетает пальцы рук в замок, опираясь локтями на колено. Сочувственно покачав головой, он силится разобрать, это отличная  актёрская игра или его гостья действительно немного не в себе, понимает, что спрашивать смысла нет. Безумцы никогда не подозревают даже, что они безумны.
«Ладно,» - этим коротким словом аристократ сопровождает момент, когда откидывается на спинку кресла, устало вздыхает и даёт отмашку рукой, как бы без слов говоря «Говори всё, что у тебя на уме». Как минимум заинтересовать его получилось, что уже увеличивало его внимание больше чем на две минуты. Синебород терпеливо не встревает, позволяя ей выговориться, не перебивает. Эмоциональность момента зашкаливает, уж слишком долго Златовласка искала достойного слушателя, который бы просто согласился уделить время её идее.
-  Я уловил, к чему ты клонишь, милая, - мужчина улыбнулся, вкладывая в этот жест все эмоции, на какие был способен. – Но я всё ещё не могу понять, почему ты решила, что меня это заинтересует, - взгляд исподлобья вновь утратил минутное радушие и стал сосредоточенным, тяжёлым, - да, в прошлом я баллотировался на пост мэра и с разгромом проиграл. О чём ни разу не жалею. Вся эта бумажная волокита, коррупция, ответственность – явно не моё. И я вполне доволен своим статусом стороннего человека, который считает лучшим вкладом в чистое и светлое будущее сказочных – материальная поддержка. Выписывать раз в месяц чек в разы проще, чем ежедневно разбираться с проблемами семейной жизни Красавицы и Чудовища или пытаться сделать так, чтобы старые перечницы-ведьмы не переубивали друг друга, когда не поделят очередную пару спиц.
Отодвинув кресло, мужчина встал и неотрывно следя за своей гостьей, прошёл к дивану и взял с него тёплый клетчатый плед. Как минимум ему было интересно послушать, что Голди может предложить ещё, а разговор с особой, которая тряслась как перепуганная курица, над которой уже занесли нож, чтобы отсечь голову, поддерживать было не комфортно. Вопреки всяким слухам и скверной репутации, Борода умел быть в меру обходительным и чутким. Накинув на плечи гостье ткань, он осторожно приобнял её за поясницу и провёл к креслу напротив письменного стола.
- Понимаешь, мне надо немного больше, - тактично продолжил Борода, когда девушка села, а он вновь стал напротив неё, опёршись бедром о столешницу и скрестив руки на груди, - какие-то перспективы, что-то материальное. Что-то, что нужно мне.
То, что с нынешней мэрией паровозик по имени Фейблтаун катился в бездну, было неопровержимой аксиомой. Но занимать место у руля ему не улыбалось никак, а более достойных кандидатур на высокопоставленные посты в зоне видимости не наблюдалось. Только такие же алчные или тупоголовые создания, которые  с дотошной точностью  повторят те же самые ошибки и ещё новых сообразят, чтоб жизнь мёдом не казалась.

Отредактировано Bluebeard (2015-06-08 11:50:28)

+1

6

Голди нахмурилась, стараясь вновь ухватить ту тонкую нить разговора, которая за последние несколько секунд успела улететь от одной маленькой несчастной нее далеко в Атлантиду. Нужные слова вроде бы и вертятся на языке, но озвучить их все никак не получается.
Озарение настигло ее внезапно, но недостаточно, поэтому в ее голове сейчас кто-то загребал богатый куш - а вот и первый прокол. Дамочка с трудом изобразила на лице нечто, очень слабо и очень отдаленно напоминающее подобие адекватной улыбки. Но даже это нормально сделать у нее не получилось. Браво, белиссимо, Златовласка в очередной раз оправдала свой титул "неудачник года". Сюда же можно приписать титулы "неудачник века", "неудачник тысячелетия", "неудачник чего-то там еще", "неудачник я-даже-не-знаю-таких-цифр", а так же венец коллекции - "вы по-прежнему уверены, что найдете еще большего неудачника?". Если бы у Голди дома была специальная полочка для наград, то она вся была бы заставлена статуэтками и кубками с гравировкой "неудачник". И эта полочка занимала бы собой половину комнаты, не меньше. Хотя... Кто знает? Может быть, Голди ставила бы туда книги. Нет, немного не так. "Может быть, Голди ставила бы книги и туда". Так было бы правильнее во всех смыслах.
Если бы дома у Голди была полочка…
Если бы у Голди был дом…
Если бы…
А если?..
А пауза тем временем неприлично затянулась. Тут в пору было бы сказать "ну не при детях же", но поблизости не было ни одного ребенка, так что даже придраться было не к чему. Да и неизвестно, чем именно эта пауза затянулась. Но это наверняка было что-то действительно очень крепкое. И в довершение наверняка еще и нелегальное. Ибо ну какой смысл затягиваться чем-то, если оно еще и не запрещено? Правильно, никакой.
- А действительно ли ты так доволен своим положением, как хочешь мне это доказать? – фыркнула дама, не переставая дрожать и обхватывая себя руками, - потому как я, я, - не удержаться, и стукнуть кулаком себя в грудь, - готова утверждать обратное. Ты просто не хочешь ничего делать. Не хочешь вставать со своего кресла и лишний раз пошевелить пальцем, но…  - она хмыкнула, в задумчивости кусая губы, - но что если всю черную работу кто-то возьмет на себя, а тебе достанется все на блюдечке с голубой каемочкой? – вот он встает и берет с дивана плед.
- Власть, - подходит ближе и укрывает ее таким долгожданным теплом, - безграничный авторитет вкупе с любой изощренной местью, - на миллисекунду (которая для нее кажется целой вечностью) приобнимает за талию, ведет ее к креслу, а затем отходит снова, - деньги… Много денег. И много уважения.
Златовласка планировала было отдаться в объятия любимой панике и закатить длиннющую истерику, но до этого дело, благо, не дошло. Тепло и мягкие объятия пледа сделали свое дело, ей стало уютнее и спокойнее. Разумеется, бдительность усыплять она и не думала, но все же…
- А он и правда такой теплый, - где-то в голове задумчиво протянула воображаемая светловолосая дамочка.
- А он и правда такой теплый, - не менее задумчиво повторила за ней Голди, плотнее кутаясь в плед и прикрывая глаза с мечтательным вдохом. Возможно, она рискует поймать на себе недоуменный взгляд. Наверное, это все же выглядело немного странно. Немного очень странно, на месте Синеборода многие бы дополнили эту картину смирительной рубашкой и ударом чем-нибудь тяжелым по голове.
Но нет.
Осознав, что она делает что-то не то, дама ойкнула, тихо пискнула и тряхнула головой. Требовалось как-то донести до собеседника свою мысль, но…
Хм. Кажется, она придумала.
- Что тебе нужно, дорогуша? Скажи, и я это организую. Я, та самая Златовласка, которая смогла организовать на восстание уйму созданий и долгое время поддерживала порядок в делах Фермы, на которую, признаем честно, всем глубоко наплевать, - он отошел не так далеко, как было нужно (помните, дамы и господа, психи имеют свойство кусаться!) и Голди поймала ладонь мужчины своими тонкими, едва-едва начавшими отогреваться, пальчиками, - ты не веришь в меня? Или не хочешь поверить? – Злати подозрительно прищурилась, будто бы действительно желая показать, мол, эй, смотри, я владею некой информацией.
Хотя, на самом деле, она просто била наугад. И очень хотела попасть прямо в цель, да вот только, как мы все прекрасно помним, с меткостью у светловолосой были нынче большущие проблемы.

0


Вы здесь » Fables Within » Архив незавершенных эпизодов » [7.01.2015] Searching for a war


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC